Новыми замечательными успехами в коммунистическом строительстве встречает советский народ 40-ю годовщину великого октября




НазваниеНовыми замечательными успехами в коммунистическом строительстве встречает советский народ 40-ю годовщину великого октября
страница4/9
Дата публикации20.03.2013
Размер1.32 Mb.
ТипДокументы
odtdocs.ru > Туризм > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9
Байкал.
Остров Ольхон
ФОТО. В глубоком ущелье Памира протекает речушка Гармчешминка. Здесь находится горячий сероводородный источник Гарм-Чешма. Здесь построены водолечебницы и жилые корпуса. Проложена дорога до центра Горно-Бадах-шанской области — Хорога. На курорт Гарм-Чешма съезжаются отовсюду. Фото Л. РАСКИНА ^ ...ПЛЮС ЭЛЕКТРИФИКАЦИЯ. ФОТО Д. БАЛЬТЕРМАНЦА Фотовыставка «Семилетка в действии», Москва, 1963. Небо над джунглями застлано дымом. Огонь то затухает, то, распластавшись по земле, обволакивает соседние деревья, вспыхивает с новой силой. Но ибаны, жители Саравака, привычно наблюдают за лесным пожаром... В сухое время года, обычно в августе — сентябре, крестьяне, выбрав в джунглях подходящий участок, вырубают на нем деревья, а через несколько недель, когда поваленный лес подсохнет, поджигают его. Огонь расчищает место для будущих рисовых полей. Тропические ливни постепенно смывают верхний, плодородный слой почвы, и, когда участок перестает давать урожай, вся деревня перебирается на новое место, в глубь джунглей. ЗОЛОТОЙ КРУГ АНДРЕЙ АЛДАН-СЕМЕНОВ Рисунки П. КИРПИЧЕВА Маленькая повесть Продолжение. Начало в № 10. 3 Солнце съело росу, скалы прояснились, озеро дышало испарениями — утро было легким, прозрачным. Павел Петрович развернул на столе карту Бронникова. — Судя по отметкам, Бронников исследовал южную часть Терентяха. Там он обнаружил слабые признаки металла. Вы займетесь перепроверкой мест, обследованных Бронниковым, я отправлюсь к северу. Ночевать возвращайтесь сюда. И только вместе. Помните: мы в глухой тайге. — Павел Петрович, — смущенно спросил Степан. — Я ведь золото знаю по учебникам. А на практике... — Золото, — охотно заговорил Павел Петрович. Он любил говорить о своей специальности. — Золото всегда имеет спутников. Геолог не должен проходить мимо кварцита, пронизанного пиритовыми жилками. Там, где кварцит с пиритом, ищи золото. Ищи в речных долинах, берега которых сложены из сланцев. В сланцевых сбросах часто таится золотоносная россыпь. Не проходи мимо слоя синей глины, обычно сопровождающей сланцы. В синей глине могут быть признаки золота. Вас учили шахматно-кольцевой системе поисков месторождения? Эта система разработана нашими северными геологами. Прошли те времена, когда люди ходили по тайге, случайно натыкаясь на золото. Геологи замыкают предполагаемую россыпь в круг определенного масштаба. По этому кольцу они берут пробы. Замкнули первый круг, внутри него начинают второй, третий... Постепенно подбираются к центру россыпи. А между кругами разбиваются квадраты, и в углу каждого берется проба. Где бы ни скрывалось золото, геологи непременно его найдут. А пробы в квадратах помогают определить главное залегание россыпи и содержание в ней металла. Как видите, просто. Остальное познается собственным горбом. Ну, а теперь в дорогу... Павел Петрович надел плащ, взял геологический молоток, неизменный лоток, свистнул Нерона и отправился на северную окраину озера. Человек и собака продирались сквозь чащобы, останавливались у черных омутов, пересекали полянки, заросшие рододендронами. Нерон нашел гнездо белой куропатки, загнал на лиственницу бурундука. Павел Петрович, прицокивая, позвал зверька на землю. Бурундук не согласился, и Бердников пошел дальше. Тайга все сильнее густела, берложась косматыми тенями деревьев, волглый мох вздыхал под ногами. Часа через три Павел Петрович добрался до лесной речушки: напротив ее устья, в километре от берега, серой тучей поднимался большой остров. Голые гранитные скалы отражались в озере, и ничего не росло* на них, кроме мелкого кедровника и пегих лишайников. Павел Петрович глянул на устье речки, на голый остров и вспомнил старые, хорошо знакомые места. Вот здесь он жил с якутскими оленеводами в начале 30-х годов. Сразу за речушкой располагалось их стойбище. Время не оставило никаких следов. Павел Петрович долго бродил вокруг, потом вернулся на берег Терентяха. Сел на валун, оглядел озеро. Сейчас оно из черного превратилось в густо-голубое, снопы солнечного света пронизывали его и, преломляясь, уходили в глубину. Сизые столбы мошкары покачивались над Терентяхом. И Павел Петрович с необыкновенной ясностью увидел свою далекую юную белую ночь над Терентяхом... В ту ночь в центре белесого неба стояла непроницаемая смоляная туча, бордово подсвеченная невидимым из-за горизонта солнцем. Терентях колебался, как вулканическая лава, топя обугленные тени обрывов, при блеске молний вода зеленовато вспыхивала, и невольный озноб пробегал по телу Павла Петровича. Он стоял, прижавшись спиною к лиственнице, не сводя взгляда с озера. Оленеводы спокойно спали в своих чумах, гроза не могла разбудить усталых людей. Павел Петрович нетерпеливо ждал ливня, но туча оказалась сухой: даже капли не упало в тайгу и на озеро. Он уже хотел вернуться на стойбище и лечь спать, как при очередной молнии увидел на берегу маленькую черную фигурку. Павел Петрович приблизился и увидел девушку. Она была одета в сон — однобортный кафтан до колен, подбитый лисьим мехом и крытый равдугой — выделанной кожей однотравного олененка. Павел Петрович удивленно спросил: — Что ты здесь делаешь? — А ты что делаешь здесь? — повторила его вопрос девушка. — Я здесь живу. — А я приехала к тебе в гости, — отрезала она. — Ты говори толком: кто ты? — Меня зовут Юкайдеэн, я дочь охотника Хопто. Мы перебрались сюда с реки Надежды. — Юкайдеэн? — переспросил он. — Это черная бабочка. Ты больше похожа на ящерицу. — Не будь многоговорливым попусту, нюча. — Ух, ты, какая строгая! Где ваше стойбище? — Для меня — рядом, для тебя — далеко. Юкайдеэн смотрела на Павла Петровича безразлично, как старатель на пустую породу. Это обидело его, он нахмурился. — Хорошо. Можешь не разговаривать со мною. — Ты любопытен, как бурундук. Я же не спрашиваю, кто ты, и откуда, и как попал в наши леса. Вижу, что ты не якут, а нюча. Павел Петрович знал, что так якуты называют русских. — Я могу рассказать тебе, как я попал сюда, — оживился он, но Юкайдеэн отвернулась от него и тихо пошла по берегу Терентяха. Движимый любопытством и еще каким-то неосознанным чувством, Павел Петрович последовал за девушкой. Они шли больше часа, удаляясь от стойбища оленеводов. Наконец дошли до маленького стойбища, возникшего на берегу Терентяха, выше голого острова. Стойбище — несколько чумов из оленьих шкур — находилось на уютной зеленой полянке между скалами. На веревках, протянутых между лиственницами, висели связки вяленой рыбы. На озере, впаянные в уже неподвижную, сонную воду (гроза прошла, и Терентях успокоился), темнели лодки. Свежо и остро пахло дымом и багульником. У костра сидело пять стариков: они сосредоточенно курили трубки и лишь слегка повели глазами на возникшего перед ними Бердникова. — Вот мой отец, — сказала Юкайдеэн, положив худую ладонь на плечо плотного, с желтым лунообразным лицом старика. — А это, — она недоуменно тряхнула черными косами, — а это нюча. Бердников назвал свое имя. — А это Павел Петрович, — смеясь, повторила Юкайдеэн и проскользнула в большой чум. Хопто молча освободил место у костра, вынул изо рта трубку и подал Павлу Петровичу. Знакомство с отцом Юкайдеэн состоялось. С появлением гостя стойбище оживилось. Пожилая якутка с трубкой в зубах стала потрошить утку, из небольшого чума (в отличие от других крытого берестой, на которой были выжжены причудливые цветы и растения) выполз шаман. Шаман был торжествен и грязен, как идол. Из чума вышла Юкайдеэн с низеньким круглым столиком в руках. Поставила его недалеко от костра, накрыла холщовой скатертью. Между мисками с лепешками из свежей налимьей икры поставила высокие деревянные кубки, украшенные красивыми узорами из конского волоса, потом жареных в золе уток, начиненных кедровыми орехами, жирную уху из хариусов, оленьи мозги, пахнущие черным перцем. Хопто достал из сундука заветную бутылочку спирта, и пиршество началось. Наступило мгновение, когда вежливое молчание стариков становилось напряженным: они изнывали от желания узнать, как Бердников очутился в их местах. И Павел Петрович рассказал им о своей полной приключений молодой жизни. Да, он приехал в якутские леса из далекого города Иркутска. Да, он ищет здесь золото, но пока ничего не нашел. Целый год жил один в тайге, попал в беду: лесной пожар уничтожил его хижину, продукты, одежду, и он чуть не умер от голода и холодов. Случайно набрел на кочующих оленеводов и теперь живет у них. Они здесь, совсем рядом, будут рады встретиться с вами.... — Я знаю, — спокойно ответил Хопто. — Среди оленеводов мой брат, я буду у него в гостях. Старики задремали, костер прогорел. Солнце вставало, огромное, оранжевое, необыкновенно величественное, и до него было так близко, что казалось, его можно коснуться рукою. За кустами, в десяти шагах, раздались слабые всплески. Юкайдеэн зачерпнула в озере воду, выпрямилась, подняла ведро и направилась к стойбищу. Толстые языки воды с шорохом выплескивались на траву. — Юкайдеэн, — тихо позвал он. Девушка обернулась. «Чего тебе надо?» — спросил ее светлый утренний взгляд. Павел Петрович не знал, что ему надо: ему было просто приятно произносить ее певучее лесное имя. Он смотрел ей вслед. Он радовался, что через минуту снова увидит ее. Он может видеть ее, когда ему вздумается, говорить с нею сколько угодно... Для Павла Петровича начались тревожные, веселые и какие-то раздвоенные дни. Он ходил со стойбища оленеводов на стойбище Юкайдеэн, ловил рыбу на Терентяхе, собирал лекарственные травы и кедровые орехи в тайге. Как-то уже ранней осенью Юкайдеэн привезла его на голый гранитный остров. Они оставили лодку между валунами и поднялись на береговой обрыв... Остров был большим, но совершенно диким и пустынным, лишь жалкие кустики кедровника склонялись к серой каменистой земле. Весной перелетные птицы выводили здесь своих птенцов, осенью же его безмолвие нарушали только сердитые волны Терентяха. Павлу Петровичу не понравился этот неприкаянный остров. — Голый, . плохой, безобразный? — переспросила Юкайдеэн. — А мне вот нравится. На этом-то острове Павел Петрович и предложил Юкайдеэн стать его женой. Вечером, когда он снова шел к Юкайдеэн, она встретила его за километр от стойбища. — На стойбище пришли люди, — крикнула Юкайдеэн испуганно. — Их трое, они с оружием, и главный из них сказал то ищет тебя. Он говорит, что ты — человек опасный, что ты ходишь по тайге и воруешь якутское золото и что он задержит тебя. Тогда-то, в тот самый радостный и самый тяжкий в его жизни день, Павел Петрович расстался с Юкайдеэн. Ложное обвинение было началом клеветы, которая впоследствии обернулась для него новой тяжелой стороной... Бердников очнулся от воспоминаний. Поднялся с валуна, подошел к самому краю воды и горько оглядел голый остров. «Надо все-таки побывать еще раз на острове». Он свистнул Нерона, поправил за плечом ружье и зашагал к северной окраине Терентяха. Неожиданно Павел Петрович подумал, что он не расспросил как следует Дениса о том, когда явился на Терентях геолог- Бронников, сколько времени прожил, когда покинул Денисову избушку. «Надо выяснить все эти подробности, совершенно необходимо выяснить их», — заключил Павел Петрович. Над озером возник какой-то гул. В небе появилась серебристая точка, она быстро увеличилась — сверкающая чтица пронеслась с ликующим ревом. «Рейсовый самолет»,— решил Павел Петрович». По озеру, шелестя и пританцовывая, спешил светлый косяк дождя. Дождь стремительно надвигался на Бердникова, искрясь и сияя, заштриховывая солнце и береговые склоны. Высокие травы бежали в разные стороны и падали, расстреливаемые крупными каплями. Дождь исчез сразу же, как и возник, оставив после себя свежее дыхание воды, потемневшие скалы, повеселевшую траву. С душевным подъемом и полной уверенностью в успехе Павел Петрович приступил к обследованию северной стороны Терентяха. 4 Только что сияло солнце, и вот небо уже обложило тучами, пошел мелкий знобящий дождь. Подул холодный, продирающий до костей ветер, со скал срывались камни и, подпрыгивая, скатывались в Терентях. Мокрая земля скользила под ногами, чавкая и блестя мерзлотой, деревья поникли, озеро выглядело унылым. Алексей и Сундучков укрылись от дождя и ветра под высокой скалой. Не скрывая досады, Алексей сказал: — Мне кажется, отец переоценил карту Бронникова. У сухих лиственниц, помеченных крестиком, ничего нет. У каменного гурия ничтожные признаки металла. Мы с тобой трудились попусту, Степа. — Золото просто в руки не дается, — ответил Сундучков, разжигая костер. Костер обогрел их. Они смотрели на пестрые языки пламени, на стреляющие сучья, прислушивались к посвисту ветра и однообразному плеску дождя. Сквозь ветер и дождь до них доходил звучный и многоголосый гром водопада. — Хорошо сейчас в Свердловске, — вздохнул Сундучков, думая о невесте. — В парках музыка, в театре — хочешь опера, хочешь балет. Можно искупаться в Исети, а здесь даже купание дело немыслимое. — Терентях не Исеть. В нем не искупаешься, — сказал Алексей. — Слушай, а зачем ты приехал на Север? Колыма не любит мягоньких да кругленьких. — Алексей засмеялся, глядя на толстую, распаренную огнем костра физиономию Сундучкова. — А ты что, так уж знаешь Север? — Я родился здесь. А это кое-что значит. Приехал сюда нынче по вызову отца. Мой отец, между прочим, неплохой мужичок. — Удивительную чистоту души сохранил Павел Петрович, — тепло сказал Сундучков. И погодя добавил: — Денис Егорыч тоже ничего. Симпатичный старик. Ведь вот человека раскулачили, потом посадили, а он ожил, приспособился, работает на колхоз. — А по-моему, Денис — вкрадчивая гиена, — усмехнулся Алексей. — Хитер и себе на уме. И еще вопрос— кто кому больше полезен: Денис Егорыч колхозу или колхоз Денису Егорычу. Ветер все крепчал, подкидывая над озером хлесткие прутья дождя. Резкий холод проникал под скалу. Сундучков, поеживаясь, пододвинулся к угасающему огню. Не хотелось выходить под дождь за дровами. — Алеша, ты что, задремал? — Нет, мечтаю. — О чем? — О хорошей погоде О северных белых ночах. Скоро кончатся белые ночи, и мне жалко. От них у меня легко на душе, светло на сердце. Хочется куда-то идти, что-то делать, и обязательно хорошее. — Белые ночи мешают спать. — ответил Сундучков. — Неужели мы так ничего и не найдем на Терентяхе? — Не огорчайся, старик, раньше времени. Все впереди. Неожиданно порывы ветра стихли, дождь сменился густым мокрым снегом. Сопки, тайгу, озеро заволокла сплошная шевелящаяся пелена. Ветер возник снова и подул с нарастающей силой, превращая снег в кипящее месиво. Он разметал костер и ослепил геологов: их лица заиндевели, веки слиплись. С Сундучкова сорвало шляпу. Он метнулся за нею и провалился в снежную зыбь, как в пропасть. — Степан! — закричал Алексей, выскакивая из-под скалы. — Степан! Ветер ударил его, опрокинул в снег. Отчаянный крик Сундучкова донесся до него Новый зов раздался с озера, и Алексей бросился к берегу. Черные вязкие волны Терентяха обстреливали берег и уходили назад, в фонтаны брызжущей пены и снеговые смерчи. Крутые обрывы берега обледенели. Неловкое движение — и можно сорваться в озеро. Мысль о том, что Степан погиб, обожгла Алексея. Не думая об опасности, он полез на скалы. С высокой скалы увидел Сундучкова Степан лежал в воде, обхватив руками скользкий валун. Волны поднимали его, ветер старался оторвать от валуна и сбросить в озеро. — Степка, держись! — закричал Алексей, прыгая с камня на камень и спускаясь к воде. Между ним и Степаном оставалось полтора метра обрыва. Алексей лег на живот и, держась левой рукой за выступ, правую протянул товарищу. Очередная волна оторвала Степана от валуна, приподняла и приблизила к Алексею. Он ухватил Сундучкова за воротник плаща, волна с ревом откатилась. Степан повис на руке Алексея, и тот, напрягая все силы, потащил Степана на обрыв... Они лежали рядом на обрыве, обдаваемые брызгами, метель все так же лихо приплясывала над ними. Алексей глянул в закрытые глаза, на посиневшие щеки Степана, схватил его за грудь обеими руками и начал трясти. «Замерзнет! Надо привести в чувство!» И он с размаху ударил ладонью по лицу Сундучкова. Сундучков очнулся. Алексей дотащил товарища до скалы и укрылся под нею. Метель улеглась к вечеру. Тайга притихла, будто оцепенела в странной, настороженной тишине. Берег и деревья были освещены голубым светом снегов, фиолетовые цветы кипрея отряхивались и выпрямлялись, вылезая из оседающей похрустывающей снежной зыби. — Черт бы тебя побрал, растяпа! — ругался Алексей, ухаживая за Сундучковым. — Спасибо, Алеша, — бормотал Степан. — Ты спас мне жизнь. — Я спас ему жизнь! Вытащил из воды — и все. Купаться ты задумал зря! Это тебе не Исеть... Алексей связал несколько лап стланика, уложил на них Сундучкова, получилась волокуша. На полпути к избушке их встретил Нерон. Позади шагал Павел Петрович, за ним, прихрамывая, ковылял Денис. Сундучков проснулся от тихого настойчивого голоса Павла Петровича. — Говорит Кипрей, говорит Кипрей! Вызываю Ба-гульник. Прием ... На скамье сидел Денис и смотрел на Сундучкова круглыми тусклыми, как у соленого судака, глазами. Было в этих глазах хищное и в то же время угодливое доброжелательство. Деревянное блюдо с моченой брусникой стояло на скамье, и Денис ложечкой подавал ягоды Сундучкову. Степана температурило. Сундучков слышал пощелкивание рации, мощный шум озера, робкое покашливание Дениса, угрюмые вздохи Алексея, сидящего рядом с отцом. — Говорит Багульник, говорит Багульник! У микрофона Лубенцов. Я вас слышу, Павел Петрович. Добрый вечер! Докладывайте о своих делах. Прием... Павел Петрович прежде всего сообщил о болезни Сундучкова. — У него, вероятно, воспаление легких. Срочно вышлите вертолет Карта Бронникова пока ничего не дала. Поиски продолжаем. Когда вышлете вертолет? Прием. Рация долго молчала, потом Лубенцов хрипло проговорил: — Вертолет в неисправности. Отремонтируем и сразу же вышлем. Врачи советуют давать Сундучкову пенициллин. Вызывайте меня каждый день вечером. — Не надо, Павел Петрович... — прошептал Сундучков. — Чего тебе не надо? — Вертолет не нужен. Я останусь. Выкарабкаюсь как-нибудь. — Хорошо, хорошо! Посмотрим! А пока лежи, попрошу Дениса Егорыча поухаживать за тобою. Мы будем продолжать розыски После ужина Павел Петрович подсел к Денису. — Скажи-ка, Денис Егорыч, когда к тебе явился Бронников. Вспомни поточнее время. Денис поднял глаза к потолку. — Кабыть, это произошло в июне пятьдесят пятого. — Какого числа? — В конце июня, числа не упомню, — на губах Дениса появилось молитвенное выражение. — Я его принял с открытой душой Хороший человек был Иван Никанорыч, упокой бог его душу. Таких людей нельзя добрым словом не вспомнить. — И долго он жил у тебя? Денис опять посмотрел в потолок, шевеля истрескан-ными губами. Он вспоминал, подсчитывая дни. — После троицы он пришел, а перед богородской распрощался со мною. Я ему еще на дорогу рыбки копченой, мясца сушеного, медвежьего, бруснички-ягодки собрал. И на тот берег Терентяха, как и тебя, перевез... Павел Петрович остановил объяснения Дениса. — Я твоих праздников не знаю. Когда Бронников покинул Терентях? В каком месяце? — В начале сентября. Уже заморозки начались. — Денис осенил себя крестным знамением. — Что ты меня, Павел Петрович, допрашиваешь, как прокурор? — обиделся он. — Али какое подозрение имеешь? Так я — вот он я! Все колхозники знают, что я больше месяца Ивана Никанорыча по тайге искал. Все окрестности обшарил. Сгинул человек, как капля в море. — Денис снова перекрестился. — Значит, Бронников жил у тебя больше двух месяцев? Так, да? Денис согласно кивнул, заскрипел деревяшкой, отваливаясь от стола. Павел Петрович и Алексей не сводили с него испытующих взглядов, но Денис наивно смотрел тусклыми, немигающими, в красных ободках глазами. Молитвенное выражение распространилось по его сухому осторожному лицу. — Я тебя ни в чем не подозреваю, Денис Егорыч. Мне надо выяснить, что делал в эти два месяца Бронников на Терентяхе, потому что... потому что... — Павел Петрович замолчал. — Что делал Иван Никанорыч? Ты же знаешь, искал золотишко, жаловался мне, что ничего на Терентяхе нет. Я ему всей душою сочувствовал, но ведь я по золоту — чурка с глазами. Темный лес для меня и его и твои поиски. Ох, господи, боже мой! — Денис оперся руками о кухонный стол. — Мне это золотишко с лагерных лет осточертело. В какой такой пустыне от него укрыться? (Окончание в следующем номере.) ^ ЧАСОВЫЕ ЖИЗНИ ФОТО. НА ТАНКОДРОМЕ. Фото В. КУНАЕВА ПЕРЕВАЛ, КОТОРЫЙ ИСКАЛ ФЕДЧЕНКО М. ТАРТАКОВСКИЯ
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Похожие:

Ведомость учета выдачи спецодежды, спецобуви и предохранительных...
Утверждена Постановлением Госкомстата РФ от 30 октября 1997 г. N 71а "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации...

Урок литературного чтения Тема: «Урок памяти»
Учитель. Доброе утро, ребята! Утро нового мирного дня! 8 мая, в Берлине  был подписан пакт о безоговорочной капитуляции фашистской...

Письмо Координационного центра по ценообразованию и сметному нормированию...
О полномочиях Координационного центра по ценообразованию и сметному нормированию в строительстве на разработку и издание документов...

Письмо Координационного центра по ценообразованию и сметному нормированию...
О полномочиях Координационного центра по ценообразованию и сметному нормированию в строительстве на разработку и издание документов...

Положение о дополнительном образовании детей в мбоу гимназии г. Советский
Советский (далее гимназия) создается в целях формирования единого образовательного пространства, для повышения качества образования...

1. Проектная подготовка строительства
Ноу ипап генеральный партнер зао "визардсофт" предлагает пройти дистанционный курсы по направлению "Сметное дело в строительстве....

Должностная инструкция инженера-проектировщика в строительстве
...

Установочные занятия с 1 октября по 2 октября 2012г. Мсп очно-групповые...
В соответствии с федеральным государственным образовательным стандартом среднего профессионального

Кукушка встречает рассвет. В тиши её голос стеклянный Звучит, как вопрос и ответ ?
Кто автор строк: «В лесу над росистой поляной Кукушка встречает рассвет. В тиши её голос стеклянный Звучит, как вопрос и ответ»?

Мир великого дракона
Перед Вами книга правил русской системы настольных ролевых игр «Мир Великого Дракона» (в просторечье мвд)

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
odtdocs.ru
Главная страница