О текущем моменте, № 3 (39) 2005 г




Скачать 316.06 Kb.
НазваниеО текущем моменте, № 3 (39) 2005 г
страница1/3
Дата публикации06.04.2013
Размер316.06 Kb.
ТипДокументы
odtdocs.ru > Право > Документы
  1   2   3


О текущем моменте», № 3 (39) 2005 г.

Глобальная потребность наших дней
— дебюрократизация власти и бизнеса и изкоренение паразитизма меньшинств на труде и жизни большинства


1. События 2004 и 2005 года в странах СНГ — в Грузии, на Украине, в Молдавии, в Киргизии, где под воздействием хорошо организованной извне стихии улицы произошёл крах первых постсоветских режимов, — заставили российские СМИ снова заговорить о якобы предстоящем разпаде РФ. Все говорят о неком разрушительном сценарии, который каким-то мистическим образом одинаково действует на всём пространстве бывшего СССР, и потому многие полагают, что разрушительные алгоритмы этого сценария окажутся вполне работоспособными и в России. При этом есть и те, кто подмечает определённое внешнее сходство «розово-оранжевых постсоветских революций» с буржуазной революцией (а равно антисоциалистической контрреволюцией) в Москве и Ленинграде в августе 1991 г. Однако в разсмотрение социальной алгоритмики кризисов первых постсоветских режимов публичные аналитики не вдаются. И в этом нет принципиальной разницы между Кургиняном, Павловским, Белковским и прочими, каждый из которых говорит о политике и политических проектах на своём «птичьем» языке, понятном только его почитателям1. В обществе же есть потребность в том, чтобы о политике и политических перспективах говорили на языке (т.е. в терминах), достаточно понятном всем.

2. Поскольку во всех упомянутых случаях на улицах действовали толпы, а рухнувшие режимы были по существу кланово обособившимися от общества бюрократическими, то начнём разсмотрение проблематики и перспектив с внесения определённости в ответы вопросы о том, что такое «толпа», и что такое «бюрократия» как социальные явления.

В разных наших работах мы неоднократно приводим определение социологического термина «толпа», данного В.Г.Белинским:

«Толпа — собрание людей живущих по преданию и рассуждающих по авторитету».

Т.е. для толпы характерно бездумье и безволие её участников, и соответственно полная политическая слепота и безответственность за последствия своих действий.

Одно из наиболее развёрнутых пояснений того, что представляет собой «бюрократия», дал К.Маркс:

«Бюрократия есть круг, из которого никто не может выскочить. Её иерархия есть иерархия знания. Верхи полагаются на низшие круги во всём, что касается знания частностей; низшие же круги доверяют верхам во всём, что касается понимания всеобщего, и, таким образом, они взаимно вводят друг друга в заблуждение. (…) Всеобщий дух бюрократии есть тайна, таинство. Соблюдение этого таинства обеспечивается в её собственной среде её иерархической организацией, а по отношению к внешнему миру (обществу) — её замкнутым корпоративным характером. Открытый дух государства, а так же и государственное мышление представляется поэтому бюрократии предательством по отношению к её тайне. Авторитет есть поэтому принцип её знания, и обоготворение авторитета есть её образ мыслей. (…) Что касается отдельного бюрократа, то государственная цель превращается в его личную цель1, в погоню за чинами, в делание карьеры» (К.Маркс. “К критике гегелевской философии права”. Сочинения его и Ф.Энгельса, изд. 2, т. 1, стр. 271 — 272).

Как видно из сопоставления обоих определений, определение социологического термина «толпа» В.Г.Белинским интересно тем, что оно подводит итог не только по существу во многом правильному определению «бюрократии» К.Марксом, но является и характеристикой всех без исключения внутриобщественных иерархий личностных отношений, основанных на таинствах и на таимых знаниях. Все иерархии, духовные и светские, публичные и мафиозные — разновидности толпы, отказавшейся от Богом данной свободы выбора и целесообразной воли. А все участники иерархий, включая гроссмейстеров орденов, глав тайных братств и мафий, предстоятелей церквей, царей, их «серых кардиналов», которые поддерживают иерархию личностных отношений, — толпари, неправомерно отождествляющие должностное взаимное подчинение и порядок ответственности в общественных структурах с иерархией личностного достоинства людей.

Однако определение К.Марксом социального явления «бюрократии» не полно, возможно потому, что он дал его на основе наблюдения за деятельностью более или менее управленчески дееспособной бюрократии XIX века в Германии, Великобритании, Франции. Из марксова определения выпало главное по существу характеристическое свойство бюрократии:

Для бюрократии документооборот, деловая переписка и обмен мнениями в устной форме (по телефону, «в кулуарах» публичных мероприятий и «келейно») представляется реальным делом, а самó дело представляется чем-то производным от директив и документооборота и потому куда менее значимым, чем документооборот, который является носителем истины «в последней инстанции»2; в то время как в действительности весь документооборот и разговоры — только отображение реального дела, на управление которым претендует бюрократия как одна из профессиональных корпораций в толпо-“элитарном” обществе.

Также из него выпало и другое характеристическое качество бюрократии:

Бюрократия проводит кадровую политику (т.е. осуществляет подбор и разстановку кадров) на основе отдания предпочтения клановому происхождению претендентов на должность либо «усыновления» безродных претендентов, доказавших свою лояльность легитимной иерархии. При этом подразумевается, что принцип «в связи с назначением “имярек” на должность такую-то выдать ему во временное пользование искру Божию», — работоспособен. Но поскольку искра — Божия, а не достояние иерархов бюрократии, то в этом принципе кадровой политики выражается очень крутой атеизм всякой бюрократии, включая и церковную, что обрекает дело всякой бюрократической корпорации на крах тем быстрее, чем более последовательна она в осуществлении этого принципа1.

Но бюрократия может стать в обществе более чем мафиозно организованной профессиональной корпорацией претендентов на полноту внутрисоциальной власти над обществом. Некогда В.И.Ленин дал определение общественного класса:

«Большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения размерам той доли общественного богатства, которыми они располагают. Классы это такие группы людей, из которых одна может присвоить себе труд2 другой благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства» (Ленин В.И., Полное собрание сочинений, изд. 5, т. 39, стр. 15).

3. Если соотноситься с этим определением, то остаётся сделать вывод, что в СССР к началу 1980 х гг. партийно-государственная и хозяйственная бюрократия стала общественным классом, что качественно отличало её от бюрократии капиталистических государств, представители которой были представителями своих классов в этой властной (прежде всего над государственным аппаратом) корпорации:

  • место советской бюрократии в системе общественного производства — сфера управления;

  • отношение к средствам производства — бюрократия СССР стала возпроизводить саму себя на клановой основе вследствие чего при попустительстве остального общества обрела монополизм и безконтрольность с его стороны за её управленческой деятельностью;

  • что касается получения своей доли общественного богатства, то бюрократия сама определяла тарифную сетку зарплаты, структуру безплатных льгот и гособеспечения прежде всего для высших иерархов бюрократии, а потом уж — по остаточному принципу — для остального общества.

Характер последнего к началу 1980 х гг. стал таким, что бюрократия превратилась в класс эксплуататорский по отношению к остальным социальным группам советского общества. Однако поскольку государственной идеей СССР было построение социализма и коммунизма — социальных систем, в которых не должно быть эксплуатации людей теми или иными корпорациями и «крутыми» одиночками, — то бюрократия в СССР испытывала некоторый дискомфорт:

  • с одной стороны, для того, чтобы пребывать у власти, ей приходилось лгать о строительстве социализма и коммунизма в СССР, что находило отклик в народе, который во всякую эпоху в своём большинстве желает жить без паразитизма тех или иных меньшинств на его труде и жизни,

  • а с другой стороны, всякий успех в деле социалистического строительства подрывал устои бюрократического режима и мешал бюрократии «хапать по способности», эксплуатируя труд и жизнь остального общества.

В этом «раздрае» между словом и делом и было главное противоречие конца советской эпохи к тому времени, когда бюрократию номинально возглавил М.С.Горбачёв — «душка Горби». Противоречие это могло быть тогда же разрешено:

  • либо в путём запуска процесса дебюрократизации СССР и его развития при сохранении всех достижений социализма и освобождении его от бюрократических извращений и ошибок в миропонимании и политике, обусловленных почти что тотальным господством марксизма;

  • либо путём разрушения СССР с целью улучшения условий эксплуатации большинства населения паразитическим меньшинством.

4. М.С.Горбачёв, А.Н.Яковлев и КО начали перестройку под лозунгами очищения социализма от накопившихся ошибок и извращений, однако завершили её крахом СССР и разширением возможностей эксплуатации большинства населения паразитическими меньшинствами как внутренними («новыми русскими» — жидами разного происхождения1), так и зарубежными.

­Как Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Политбюро ЦК КПСС М.С.Гор­бачёв — по должности своей — обязан был знать социологию марксизма. То же касается и А.Н.Яковлева. И соответственно, будь они честными и умными людьми, всё то, что написано в настоящей записке о бюрократии, её становлении в СССР в качестве эксплуататорского класса, они обязаны был сказать с трибуны съезда, избравшего М.С.Горбачёва Генеральным секретарём ЦК КПСС и выразить это в своих выступлениях в СМИ. И это могло бы повлечь за собой дебюрократизацию СССР и очищение социализма от извращений и ошибок при сохранении и развитии всех достижений советской эпохи в культурном строительстве, поскольку такое обращение вызвало бы к жизни политическую активность тех слоёв советского общества, чей творческий потенциал был «слит в канализацию» в ходе реально имевшей место перестройки социализма в капитализм, и которые не смогли быстро и эффективно самоорганизоваться для того, чтобы покончить с режимом «тушки Горби» и придать политике иную направленность.

Однако М.С.Горбачёв этого не сделал и проявил себя как невежественный недоумок (с дурака каков спрос?) или лицемер — изменник, который возглавил государство для того, чтобы привести его к краху. Собственно говоря для того, чтобы это показать доказательно, мы и привели в начале настоящей записки кое-какие относящиеся к разсматриваемой проблематике выдержки из работ классиков марксизма-ленинизма.

Но кроме того следует знать, что средство от возможной бюрократизации Советской власти было известно ещё до Великой октябрьской социалистической революции. Об­ра­тим­ся к кни­ге В.И.Ленина “Го­су­дар­ст­во и ре­во­лю­ция”, написанной совместно с Г.Е.Зиновьевым в Разливе (дачный посёлок под Петербургом) летом 1917 г., изучение которой входило в СССР во все курсы Истории КПСС и научного коммунизма. Т.е. М.С.Горбачёв и другие партийные бюрократы не могли не знать приводимого ниже мнения В.И.Ленина о бюрократии:

«… на при­ме­ре Ком­му­ны1 Маркс по­ка­зал, что при со­циа­лиз­ме долж­но­ст­ные ли­ца пе­ре­ста­ют быть “бю­ро­кра­та­ми”, быть “чи­нов­ни­ка­ми”, пе­ре­ста­ют по ме­ре вве­де­ния, кро­ме вы­бор­но­сти, ещё и сме­няе­мо­сти в лю­бое вре­мя, да ещё СВЕ­ДЕ­НИЯ ПЛА­ТЫ К СРЕД­НЕ­МУ РА­БО­ЧЕ­МУ УРОВ­НЮ, да ещё за­ме­ны пар­ла­мент­ских уч­ре­ж­де­ний ра­бо­таю­щи­ми2, т.е. из­даю­щи­ми за­ко­ны и про­во­дя­щи­ми их в жизнь. ( ... ) Маркс ... уви­дел в прак­ти­че­ских ме­рах Ком­му­ны ТОТ ПЕ­РЕ­ЛОМ, КО­ТО­РО­ГО БО­ЯТ­СЯ И НЕ ХО­ТЯТ ПРИ­ЗНАТЬ ОП­ПОР­ТУ­НИ­СТЫ ИЗ-ЗА ТРУ­СО­СТИ, ИЗ-ЗА НЕ­ЖЕ­ЛА­НИЯ БЕС­ПО­ВО­РОТ­НО ПО­РВАТЬ С БУР­ЖУА­ЗИ­ЕЙ…» (текст вы­де­лен на­ми при цитировании: он упреждающе характеризует партийно-государственную и хозяйственную бюрократию СССР как изменников делу строительства социализма и коммунизма).

В 1980 е гг. цитирование этого фрагмента из работы создателя Советского государства повергало в молчаливое уныние руководителя любого семинара в системе политучёбы, поскольку:

  • цитата обличала весь режим как антинародную паразитическую систему, действующую повсеместно посредством пешек, подобных самому руководителю семинара,

  • для него доказывать, что Ленин не прав — было равносильно тому, чтобы самому становиться под бой, в том числе и в случае, если предпринять «наезд» на политического активиста, публично приводящего «не ту» цитату.

Если же говорить о возможности осуществления в политической жизни общества написанного В.И.Лениным о дебюрократизации власти, об­ра­тим вни­ма­ние на то, что прак­ти­че­ские ме­ры Па­риж­ской ком­му­ны пер­вич­ны по от­но­ше­нию к опи­са­нию их клас­си­ка­ми мар­ксиз­ма. И они по сути своей не бредовы:

С точ­ки зре­ния достаточно об­щей тео­рии управ­ле­ния Па­риж­ская Ком­му­на низ­ве­де­ни­ем зар­пла­ты управ­лен­цев к сред­не­му в от­рас­лях ма­те­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва уров­ню, пы­та­лась замк­нуть об­рат­ные свя­зи об­ще­ст­вен­но­го управ­ле­ния на тру­дя­щее­ся боль­шин­ст­во, пе­ре­клю­чив их с за­мы­ка­ния на вы­со­ко­до­ход­ные груп­пы “элит”: как на­цио­наль­ной, так и над­на­цио­наль­ной трансрегиональной.

Ком­му­на рух­ну­ла, по­сколь­ку те, кто был со­гла­сен ис­пол­нять управ­лен­че­ские обя­зан­но­сти на пред­ла­гае­мых ею ус­ло­ви­ях, не об­ла­да­ли не­об­хо­ди­мой ква­ли­фи­ка­ци­ей; а об­ла­дав­шие не­об­хо­ди­мой управ­лен­че­ской ква­ли­фи­ка­ци­ей, бы­ли пре­ис­пол­не­ны “эли­тар­ных” ам­би­ций, ви­де­ли в па­риж­ских ра­бо­чих раз­нуз­дав­шую­ся чернь, ко­то­рую не­об­хо­ди­мо было побы­ст­рее за­гнать обратно в их ко­ну­ры, то есть они ока­за­лись НРАВ­СТ­ВЕН­НО НЕ ГО­ТО­ВЫ К ТО­МУ, что­бы управ­лять об­ще­ст­вом, ис­хо­дя из жиз­нен­ных ин­те­ре­сов боль­шин­ст­ва, и жить при этом так, чтобы слой профессиональных управленцев не выделялся из остального общества своим превосходством по количеству и качеству потребляемой продукции.

Хотя СССР просуществовал гораздо дольше Парижской Коммуны (71 год1 и 73 дня соответственно), причины краха СССР — те же самые: М.С.Горбачёву и возглавляемой им бюрократии нравственные принципы и этика равенства человеческого достоинства, выражающиеся в коллективном труде и потреблении людьми коллективно произведённого ими, были неприемлемы; их паразитическая нравственность и этика вседозволенности и потребительства определили курс и цели перестройки, даже если они были идиотами, не понимавшими, что они творят.

И не надо думать, что бюрократия вождей КПРФ или вождей любой другой политической партии современной России лучше (по своим нравственности, этике, знаниям, уму), нежели бюрократия КПСС. Если бы дело обстояло иначе, то истинные причины развала СССР были бы вскрыты ими и оглашены сразу же, как только они оформились как партии и устремились в Государственную думу. И до тех пор, пока трудящиеся России не услышат о классовой паразитической сути бюрократии с трибуны Государственной думы, можно считать этот орган законодательной власти РФ был и будет пустой говорильней обнаглевших в паразитизме политиканов.

^ Но есть и некоторые исторически непреходящие обстоятельства, соотносимые с высказанным выше воззрением теории управления на средства дебюрократизации.

5. По­сколь­ку для боль­шин­ст­ва се­мей пе­ре­ход в бо­лее вы­со­ко­до­ход­ные груп­пы за­крыт именно социальной организацией (прежде всего — структурой общественного объединения труда — статистикой занятости и оплаты труда, которая обусловлена возтребованностью профессий, наличием и возможностями замены специалистов), то об­ще­ст­вен­но це­ле­со­об­раз­но, что­бы кон­цеп­ция управ­ле­ния на­род­но-хо­зяй­ст­вен­ным по­тен­циа­лом бы­ла ори­ен­ти­ро­ва­на:

  • на мак­си­маль­ный рост по­ку­па­тель­ной спо­соб­но­сти сред­ней зар­пла­ты;

  • на то, что­бы раз­брос ми­ни­маль­ной и мак­си­маль­ной зар­пла­ты (а также расходов, частных предпринимателей, идущих на потребление в их семьях) сти­му­ли­ро­вал рост ква­ли­фи­ка­ции и доб­ро­со­ве­ст­ное ис­пол­не­ние сво­их долж­но­ст­ных обя­зан­но­стей на своём ра­бо­чем мес­те, а не по­ощ­рял карь­е­ризм, поиски нового более доходного места работы и «лёгких» денег и про­жи­га­ние жиз­ни ВСЕ­ГО ОБ­ЩЕ­СТ­ВА И БИО­СФЕ­РЫ вы­со­ко­до­ход­ным, а по су­ще­ст­ву, па­ра­зи­ти­рую­щим мень­шин­ст­вом;

  • чтобы возможностей получения нетрудовых доходов было как можно меньше;

  • что­бы год от го­да сни­жа­лись це­ны и раз­ши­рял­ся пе­ре­чень про­дук­ции и ус­луг без­плат­но­го по­треб­ле­ния, прямо или косвенно оп­ла­чи­вае­мых гос­бюд­же­том разных уровней, проф­сою­за­ми, разного рода целевыми частными фондами, бюд­же­та­ми пред­при­ятий (т.е. это то, что должна представлять собой социально ориентированная «монетизация льгот»).

Это в прин­ци­пе дос­ти­жи­мо в слу­чае при­ня­тия всем об­ще­ст­вом, а не толь­ко за­ко­но­да­те­ля­ми, кон­сти­ту­ци­он­ной нор­мы, низ­во­дя­щей управ­лен­че­ский кор­пус государства к уров­ню доходов не вы­ше сред­не­го в об­ще­ст­ве. Ес­ли об­ще­ст­во на­хо­дит­ся вне кри­зи­са, то в этом случае, не имея воз­мож­но­сти под­нять се­бе но­ми­наль­ные де­неж­ные до­хо­ды и соз­дать осо­бые “без­плат­ные” льго­ты, управ­лен­че­ский кор­пус для рос­та бла­го­сос­тоя­ния сво­его лич­но­го и сво­их се­мей вы­ну­ж­ден бу­дет изпользо­вать един­ст­вен­ное сред­ст­во, не­отъ­ем­ле­мо на­хо­дя­щее­ся в его распо­ря­же­нии — управленческий ПРОФЕССИОНАЛИЗМ.
  1   2   3

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

«О текущем моменте», № 5(29), май 2004 г. Два послания
Президент России обратился с Посланием к Федеральному Собранию и депутатам Государственной Думы

О текущем моменте №5
Общественная Инициатива Русской цивилизации, используя демократизацию и гласность, сформировала Концепцию Общественной Безопасности...

-
Понимание умолчаний настоящей записки предполагает знание Концепции общественной безопасности и знакомства с аналитическими записками...

-
Предлагаемая вниманию читателей аналитическая записка продолжает освещение тематики, затронутой в аналитических записках вп СССР...

«О текущем моменте» № 4 (28), апрель 2004 года
«Бовин собака…». Потом он догадался, что вместо «собака» можно произносить ласково: «собачка», — но лучше от этого не стало

-
Троцкизм — это “вчера”, но никак не “завтра”» (1998 — 1999 гг.); «Глобализация: начало нового этапа» (из серии «О текущем моменте»...

Оглавление
«О текущем моменте» № 4 (76), 2008 г. “Декларации, тенденции и историческая необходимость раз­ви­тия цивилизации Руси”. Но поскольку...

«О текущем моменте», № 1 (97), январь 2011 г
Рф михаил Александрович Федотов (юрист, «правозащитник», министр печати и информации РФ в 1992-1993 г.) указом президента РФ был...

«О текущем моменте», № 1 (97), январь 2011 г
Рф михаил Александрович Федотов (юрист, «правозащитник», министр печати и информации РФ в 1992-1993 г.) указом президента РФ был...

-
С. Лисовского (глобализм — антиглобализм) и А. Жилина (о проблеме расширения нато) по сути готовят поле деятельности для тех, кто...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
odtdocs.ru
Главная страница