Современная школа




НазваниеСовременная школа
страница1/11
Дата публикации19.03.2013
Размер1.66 Mb.
ТипДокументы
odtdocs.ru > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Франсиско Феррер Гуардиа

СОВРЕМЕННАЯ ШКОЛА

Содержание

 

I.Предварительное изложение.
II. Сеньорита Мёнье.
III. Принятая ответственность.
IV. Первоначальная программа.
V. Совместное обучение обоих полов.
VI. Совместное обучение общественных классов.
VII. Школьная гигиена.
VIII. Преподавательский состав.
IX. Обновление школы.
X. Ни поощрений, ни наказаний.
XI. Светскость и библиотека.
XII. Воскресные собрания.
XIII. Позитивные результаты.
XIV. В законную защиту.
XV. Детская наивность.
XVI. Бюллетень Современной школы.
XVII. Закрытие Современной школы.
^ I.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ


Моё участие в революционной борьбе конца прошлого века подвергло испытаниям мои убеждения.

Будучи революционером, вдохновлённым идеалами справедливости, считая свободу, равенство и братство логическим и позитивным следствием установления Республики, находясь под влиянием общепринятого предрассудка и не видя другого пути для достижения этого идеала, кроме политического действия, которое должно было предшествовать преобразованию правящей системы общественного устройства, я посвятил все свои усилия республиканской политике.

Благодаря своей дружбе с доном Мануэлем Руисом Соррильей, которого можно было считать центральной фигурой в революционном движении, я вступил в контакт со многими испанскими революционерами и со многими известными французскими республиканцами, но все эти знакомства привели меня к большому разочарованию: в одних я видел лицемерно скрываемый эгоизм; в других, более искренних, я обнаруживал лишь недостаток идеалов, и при этом никто не осознавал необходимости реализовать радикальные преобразования, которые касались бы самых основ, гарантируя абсолютное социальное перерождение.

Опыт, приобретённый мной в течение пятнадцати лет проживания в Париже, где я столкнулся с кризисом буланжизма, дрейфусизма и национализма, представлявшим собой опасность для Республики, убедил меня в том, что до сих пор нерешённой остаётся проблема народного образования, а поскольку она остаётся нерешённой во Франции, тем менее можно было ожидать, что её сможет разрешить испанский республиканизм, который всегда демонстрировал самое прискорбное непонимание центральной значимости, которым обладает система образования для народа.

Представьте себе, каким было бы нынешнее поколение, если бы испанская республиканская партия, после ссылки Руиса Соррильи, посвятила бы свои усилия основанию рационалистических школ, по одной на каждый комитет, на каждый свободомыслящий кружок, или на каждую масонскую ложу; если бы, вместо того чтобы выбирать президентов, секретарей и представителей комитетов на места, которые они должны будут занять в будущей республике, они активно работали бы над народным образованием, какой прогресс был бы достигнут за тридцать лет в дневных школах для детей и в вечерних школах для взрослых.

Разве удовлетворился бы в этом случае народ, отправляя в парламент депутатов, которые принимают законы об общественных объединениях для представления монархистам?

Разве ограничился бы народ бунтами из-за растущих цен на хлеб, не бунтуя при этом против всех лишений, которым подвергается рабочий из-за обилия роскоши, окружающей тех, кто обогатился за счёт чужого труда?

Разве бунтовал бы рахитичный народ лишь против налогов, вместо того чтобы организоваться в борьбе за подавление всех тиранических привилегий?

Моё положение преподавателя испанского языка в Филотехнической ассоциации и в ложе Великого Востока Франции давало мне возможность вступать в контакт с представителями всех классов, как в смысле их собственного характера, так и в смысле социального статуса, и, знакомясь с их идеями о собственной роли в общем деле, я видел в них только людей, готовых потратить как можно большую часть своей жизни на индивидуальные цели: кто-то изучал испанский ради продвижения по служебной лестнице, кто-то для того чтобы изучать испанскую литературу в целях собственной карьеры, кто-то для того чтобы увеличить интенсивность собственных удовольствий в путешествиях по испаноязычным странам.

Никого не шокировал абсурд, правящий повсюду из-за несообразности между представлениями и знаниями, и никого ничуть не беспокоило желание придать рациональную и справедливую форму человеческой солидарности, которую давало всем живым существам в каждом поколении соответствующее участие в достоянии, созданном предыдущими поколениями.

Я видел, что прогресс считают чем-то вроде фатальной неизбежности, независимой от знаний и доброты людей, результатом случайностей и происшествий, без участия сознательных действий и человеческой энергии. Индивид, сформировавшийся в семье с её необузданными атавизмами, с её традиционными ошибками, повторяющимися из поколения в поколение по незнанию матерей, и в школе, где происходит нечто худшее, чем просто ошибки, сознательная ложь, навязываемая теми, кто придумывает догмы во имя предполагаемого божественного откровения, такой индивид вступает в общество деформированным и деградированным, и, вследствие логической связи между причиной и следствием, уже не может распоряжаться собой, его деятельность приносит лишь иррациональные и пагубные результаты.

Вдохновляясь идеями служения общему благу, я разговаривал с различными людьми своего круга, стараясь оценивать каждого по степени возможной пользы для моего идеала, и вскоре убедился, что среди политиков, окружавших дона Мануэля нельзя было рассчитывать ни на кого; на мой взгляд, и я прошу прощения за то, что смешиваю с общей массой достойные исключения, всё это были закоснелые оппортунисты. По вине этих веских и грустных для меня обстоятельств, во мне появилось предрассудочное свойство судить других людей. Дон Мануэль, человек высоких взглядов, но недостаточно подготовленный к виду человеческих несчастий, зачастую называл меня анархистом каждый раз, когда слышал, как я высказывал логическое мнение, как правило, радикальное, по сравнению с оппортунистическими взглядами и дешёвым радикализмом осаждавших и эксплуатировавших его, испанских революционеров, точно так же как и французских республиканцев, следовавших политике наиболее благоприятной для буржуазии, и избегавших всего, что могло быть благоприятно для обездоленного пролетариата, под тем предлогом, что следует избегать любой утопии.

Резюмируя и конкретизируя вышесказанное: во время первых лет реставрации с Руисом Соррильей сотрудничали люди, которые позже, на министерской скамье, выказали себя самыми убеждёнными монархистами; а этот достойный человек, поддерживавший жизнь протеста против государственного переворота 3 января 1874-го года, наивный и чересчур честный, доверял этим ложным друзьям, в результате чего, как это часто происходит с политиками, большинство оставило республиканского вождя ради министерского портфеля или высокого места, и, в конце концов, он смог рассчитывать лишь на тех, кто не продаётся из чувства собственного достоинства, но чьим занятиям не достаёт логики, которая могла бы поднять их мысль и их энергию до уровня активных действий.

Если бы не Асенсио Вега, Себриан, Мангадо, Вильякампа и немногие другие, дон Мануэль стал бы на многие годы игрушкой в руках амбициозных спекулянтов, замаскировавшихся под патриотов.

Вследствие всех этих причин, я ограничил своё действие своими учениками, выбирая для своих экспериментов тех, кто казался мне наиболее подходящими и лучше всех приспособленными для этого.

С ясным пониманием собственных целей, пользуясь определённым авторитетом, который мне придавала моя позиция учителя и мой экспансивный характер, исполняя свои профессиональные обязанности, я разговаривал со своими учениками на различные темы; когда об испанских обычаях, когда о политике, религии, искусстве, философии, всегда стараясь исправить высказываемые ими представления, которые могли быть преувеличенными или необоснованными, или подчеркнуть те неудобства, которые возникают, если подчиняешь собственное суждение догмам сект, школ или партий, что, к сожалению, происходит очень часто, и таким образом добивался того, что индивиды, далёкие от меня по своим кредо, после подобных дискуссий, становились ближе ко мне и соглашались со мной, отбросив свои ранее неоспоримые убеждения, принятые на веру, из послушания или из-за простой услужливой покорности, благодаря чему, мои друзья и ученики чувствовали себя счастливыми, что избавились от постыдной ошибки и приняли истину, обладание которой возвышает и придаёт достоинства.

Строгость логики, применяемой без цензуры и при каждой возможности, подтачивала фанатичную убеждённость, устанавливала интеллектуальное согласие, и в какой-то мере направляла умы в направлении прогресса.

Вольнодумцы, противостоящие религии, но идущие на уступки нелепостям Книги Бытия, гротескной морали Евангелия и даже церковным церемониям; более или менее оппортунистические или радикальные республиканцы, удовлетворяющиеся жалким демократическим равенством, включающим в себя право гражданства, даже в минимальной степени не влияющего на разницу между классами; философы, претендующие на то, что открыли первопричину в метафизических лабиринтах, основывая истину на пустопорожней фразеологии, все они получали возможность убедиться в чужих и собственных ошибках; все или большинство ориентировались на здравый смысл.

После того, как перипетии моей судьбы уже отдалили меня от тех друзей, некоторые из них присылали мне выражения своей дружбы даже в застенки тюрьмы, где я дожидался свободы, уверенные в моей невиновности; всем им я желаю благих и плодотворных прогрессивных деяний, счастливый тем, что стал решающим фактором для их рациональных убеждений.

^ II.

СЕНЬОРИТА МЁНЬЕ


Среди моих учеников была некая сеньорита Мёнье, богатая дама, без семьи, большая любительница путешествий, которая изучала испанский язык, для того, чтобы осуществить путешествие в Испанию.

Убеждённая католичка, она рьяно и скрупулёзно соблюдала все религиозные обряды, для неё религия и мораль были одним и тем же, а неверие, или безбожие, как говорят верующие, было очевидным симптомом аморальности, распутства и преступности.

Она ненавидела революционеров, с одним и тем же бессознательным и необдуманным чувством смешивала в одну кучу все проявления народной безграмотности, проистекавшие в числе прочего из-за необразованности и социального положения, и со злобой вспоминала, как во времена Коммуны,когда она шла в церковь с мамой, в Париже, её оскорбляли уличные сорванцы.

Наивная и располагающая к себе, почти абсолютно не принимая во внимание прецеденты, детали и последствия, она всегда, без колебаний высказывала свои безоговорочные мнения, и у меня много раз был шанс деликатно указать ей на ошибки в её мнениях.

В наших частых разговорах я избегал качественных определений своих собственных критериев, и она видела во мне не приверженца, или сектанта противоположной веры, а скорее рассудительного мыслителя, с которым ей очень нравилось спорить.

Она сформировала обо мне такое хорошее мнение, что из-за своего одиночества и за отсутствием личной жизни, она удостоила меня своей дружбы и полного доверия, пригласив меня сопровождать её во всех её путешествиях.

Я принял приглашение, и мы совершили путешествия в разные страны, где благодаря моему поведению с ней и нашим разговорам, у неё произошло большое разочарование, когда ей пришлось признать, что не все неверующие люди являются развратниками и не все атеисты являются бесчувственными преступниками, в то время как я, убеждённый атеист, стал для неё живым доказательством противоположного её религиозным предрассудкам человека.

Она считала мою доброту исключительной, вспоминая о том, что говорится об исключениях, подтверждающих правила; но перед последовательностью и логичностью моих рассуждений она должна была принять очевидные факты; и хотя её уважение к религии оставляло у неё сомнения, она согласилась со мной, что рациональное обучение и научное образование бережёт детей от ошибок, придаёт людям необходимую доброту и реорганизует общество в соответствии с принципами справедливости.

Её искренне впечатлила мысль о том, что она могла бы быть в таком же положении, что и те оборванцы, которые оскорбляли её, если бы она выросла в тех же условиях, что и они. Точно так же, из-за своих предрассудков о врождённости идей, она не могла удовлетворительно разрешить проблему, которую я перед ней поставил: Если представить себе детей, выросших вне всякого контакта с религией, что знали бы они о боге, вступая в возраст совершеннолетия?

Настал момент, когда мне показалось, что мы теряем время, если от слов не перейдём к делам. Обладая важными привилегиями, благодаря несовершенству общественной организации и случайностям рождения, осознавать идеи о человеческом возрождении и пребывать в бездействии и безразличии растительной жизни, казалось мне ответственностью, аналогичной той, которую несёт человек, видящий другого в опасности и не протягивающий ему руки спасения. Поэтому однажды я сказал сеньорите Мёнье:

- Сеньорита: мы подошли к такой точке, на которой было бы правильно определиться, как нам искать новые ориентиры. Мир нуждается в нас, ждёт нашей поддержки, и по совести мы не можем отказать ему в ней. Мне кажется, что употреблять на удобства и удовольствия те средства, которые формируют часть общечеловеческого наследия, и которые могут послужить для основания полезного учреждения, исправляющего нравы, является мошенничеством, а это не считается правильным ни в концепциях верующих, ни в концепциях вольнодумцев. Поэтому, я объявляю вам, что вы больше не можете рассчитывать на меня в ваших последующих путешествиях. Я в долгу перед своими идеями и перед человечеством, и думаю, что и вы, в первую очередь, после того, как вы сменили свою старую веру на рациональные критерии, должны чувствовать такой же долг.

Это решение удивило её, но она признала его силу, и без дальнейших стимулов, помимо своей естественной доброты и здравого смысла, она выделила ресурсы, необходимые для создания учреждения рационального обучения: Современной школы, которую я уже создал в своей голове, сделав этим щедрым актом реализацию проекта возможной.

Что бы ни выдумывали злые языки по этому поводу, с тех пор как мне пришлось подвергнуться судебным допросам, всё это является полнейшей клеветой.

Высказывалось предположение, что я обладал определённой властью над сеньоритой Мёнье, которой пользовался в эгоистических целях; и это предположение, которое может оскорбить меня, пятнает память этой достойной и уважаемой сеньориты и не соответствует истине.

Со своей стороны, я не должен оправдываться. Я вверяю суровому суждению бесстрастных судей своё оправдание, заключающееся в моих действиях и в моей жизни; но сеньорита Мёнье заслуживает уважения людей, обладающих чистой совестью, свободных от догматичной и сектантской тирании, тех, кто порвал с ошибками, тех, кто не подчиняет свет рассудка теням веры, а достоинство и гордость свободы – низкой угодливости подчинения.

Она была исполнена искренней веры: её с детства научили доверять иерархии посредников, якобы существующих между созданием и создателем, которым нужно подчиняться, и серии таинств, сжатых в догмы корпорацией под названием Церковь, учреждённой богами, и эта вера уживалась в ней с совершенным спокойствием.

Услышав мои мнения, размышления и советы, но не в качестве прямых указаний, а в качестве естественных ответов на её прозелитические намерения; она поняла, благодаря логике, что, когда она ставит веру выше разума, её слабые суждения уступают силе моих логических умозаключений.

Меня нельзя считать дьяволом-искусителем, ведь всякий раз, когда она пыталась атаковать мои убеждения, ей приходилось признать своё поражение в борьбе между своей верой и своим же собственным рассудком, пробудившимся благодаря усилиям, благодаря опрометчивому желанию отрицать убеждения оппонента, противоположные её вере, и попыткам переубедить его.

В своей наивной искренности она пришла к тому, что простила оборванцев Коммуны, как бедных и необразованных детей, плоды лишений, зародыши преступлений и нарушителей общественного порядка по вине привилегий, которые, в противоположность всем этим несчастьям, позволяют жить, не делая ничего полезного и пользуясь несметными богатствами других, не менее закоснелых нарушителей общественного порядка, эксплуатирующих необразованность и нищету, и претендующих на вечное обладание земными наслаждениями, в потустороннем мире, благодаря отправлению ритуальных церемоний и благотворительности.

Награды за лёгкие добродетели и наказание за несмываемые грехи, заставили взбунтоваться её сознание и охладили её религиозный пыл, и, вкупе с желанием разорвать атавистическую цепь, столь сильно затруднявшую любые обновления, подвигли её на искупительную деятельность, которая давала бы детям возможность контакта с естественностью и, в условиях использования, без малейшей растраты, всего груза знаний, которые человечество добыло благодаря труду, изучению, наблюдению и методичности поколений всех времён и народов.

Таким образом, она решила, что через работу бесконечной мудрости скрытой от нашего разума оболочкой тайны, или благодаря человеческим знаниям, добытым через страдания, противоречия и сомнения, будь что будет, но она сможет сделать вклад, уступив часть своих богатств, в необыкновенно высокое дело, и что это послужит её личному удовлетворению и оправданию для совести.

^ III

ПРИНЯТАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ


Теперь, обладая необходимыми для моих целей средствами, я, не теряя времени, решил применить их на практике.

Представилась возможность выйти из неясности ещё не очень определённого побуждения, и я начал думать над тем, как его уточнить, сделать более жизнеспособным, и, по сути, осознавая свою компетентность в сфере педагогической методики и, в то же время, особо не веря в прогрессивность титулованных педагогов, считая их большей частью связанными профессиональными и прочими пережитками, я направил свои усилия на поиск компетентного человека, чьи знания, практика и высота взглядов совпадали бы с моими упованиями, для того чтобы можно было сформулировать программу Современной школы, которую я уже замыслил и которая должна была стать не столько совершенной моделью для будущих школ рационального общества, сколько её предшественницей, наиболее рационально, по возможности, адаптированной к среде, воплощая в себе позитивное отрицание школы прошлого, сохранявшейся по сей день, и будучи подлинно направленной в сторону такого целостного образования, которое будут давать детям будущих поколений, в самой полной научной посвящённости.

Я убеждён в том, что ребёнок рождается без готовых идей, что он перенимает их в ходе своей жизни у непосредственно окружающих его людей, позже изменяя эти идеи путём их сравнения и в результате своего чтения, наблюдений и отношений, существующих в окружающей его среде, поэтому очевидно, что если ребёнка учить позитивным и соответствующим истине идеям обо всех вещах, предупреждать его о возможных ошибках, чтобы он мог избежать их, необходимо, чтобы он не принимал всё на веру, а учился всему через рациональную демонстрацию, тогда он станет наблюдательным и выйдет из школы уже готовым к любому виду обучения.

Я нашёл человека, которого искал, и, пока он набрасывал первые строчки плана для реализации, я направил свои усилия в Барселоне на создание заведения: определение места, его подготовку, закупку материалов, поиск и приём на работу персонала, публикацию объявлений, выпуск проспектов, пропаганда и т.д., и меньше, чем за год, несмотря на обманутое доверие со стороны одного субъекта, принявшего от меня заказ и поставившего меня в большую опасность краха, всё уже было готово, причём следует отметить, что в начале мне пришлось бороться со многими трудностями, создаваемыми не столько врагами рационального обучения, сколько определённым классом прожектёров, предлагавших мне в качестве продукта своих знаний и опыта советы и рекомендации, которые нельзя было рассматривать иначе как проявление их собственных забот. Так, например, были такие, кто, вдохновлённые мелочностью регионального патриотизма, предлагали мне ввести обучение на каталонском, сводя человечество и мир к нескольким тысячам местных граждан, зажатых в углу между Эбро и Пиренеями. Я хотел бы ввести обучение даже не на испанском – ответил я каталонистскому фанатику, - если бы уже существовал универсальный язык, признанный в качестве такового. В сто раз лучше эсперанто, чем каталонский.

Этот инцидент лишь в очередной раз убедил меня, что я не должен в исполнении своих планов полагаться на престиж высокообразованных людей, которые со всей своей славой даже на шаг не продвигаются по пути прогресса.

Я чувствовал на своих плечах вес добровольно принятой на себя ответственности и собирался выполнить её так, чтобы моя совесть осталась спокойной.

Враг социального неравенства, я не ограничился жалобами на её последствия, решив бороться с ним в зародыше, уверенный, что только таким образом можно было положительно прийти к справедливости, т.е. к тому самому желанному равенству, которое вдохновляет любое революционное рвение.

Если материя едина, нерукотворна и вечна; если мы живём на второстепенном астрономическом теле, лежащем под бесчисленным количеством миров, населяющих бескрайний космос, как это преподают в университетах, и о чём знают те привилегированные слои, что монополизировали универсальную науку, то нет причин и не может быть предлогов, для того чтобы в элементарной школе, которой, насколько может, помогает народ, учили, что Бог создал мир за шесть дней, а также весь прочий абсурд религиозных идей.

Истина принадлежит всем социальным слоям и всему миру. Присваивать ей цену, оставлять её в качестве монополии власть имущим, держать в систематическом неведении бедноту и, что ещё хуже, учить последнюю догматичным официальным истинам, противоречащим науке, лишь для того, чтобы она принимала без протестов своё жалкое и унизительное состояние при демократическом режиме – нестерпимо и возмутительно, и, со своей стороны, я расцениваю, что самым эффективным протестом и самым позитивным революционным действием было бы давать угнетённым, обездоленным и всем тем, кто чувствует в этом вполне оправданную потребность, ту истину, которую от них обманом скрывают и которая может придать достаточно энергии великому делу преобразования общества.

Здесь я привожу первое уведомление общественности о существовании Современной школы:

ПРОГРАММА

Задача Современной школы заключается в том, чтобы обучающиеся в ней мальчики и девочки стали образованными, правдивыми, справедливыми и свободными от всех предрассудков людьми.

В этих целях, обучение догмам будет заменено рациональным обучением естественным наукам.

Оно будет побуждать, развивать и направлять личные способности каждого ученика, чтобы он, со всеми своими лучшими индивидуальными качествами, не только стал полезным членом общества, но и, вследствие этого, повышал благодаря собственным качествам достояние своего общества.

Школа будет обучать истинным социальным обязанностям, в соответствии со справедливой максимой: ^ Нет обязанностей без прав; нет прав без обязанностей.

Принимая во внимание хорошие результаты совместного обучения за рубежом, и, главным образом, в целях реализации задач Современной школы, направленной на подготовку истинно братского человечества, без разделения по половому или классовому признаку, в школу будут приниматься дети обоего пола в возрасте от пяти лет.

Для выполнения своей миссии, Современная школа будет открыта и по воскресным утрам, посвящая занятия изучению человеческих страданий в общем ходе истории и воспоминаниям о видных представителях науки, искусств и борьбы за прогресс.

В этих занятиях смогут участвовать семьи учеников.

Стремясь к будущей плодотворной работе Современной школы в гигиенических условиях, мы позаботились о том, чтобы создать медицинскую инспекцию для обследования новых учеников, чьи заключения, по необходимости, следовало сообщать их семьям, во избежание распространения заразных болезней в часы, отпущенные на школьные занятия.

На неделе, предшествовавшей инаугурации Современной школы, я пригласил местную прессу посетить её, для того чтобы она смогла опубликовать объявление о ней, и в качестве исторического документа на память, я сохранил следующую вырезку из ежедневной газеты El Diluvio:

^ СОВРЕМЕННАЯ ШКОЛА

По любезному приглашению, мы стали гостями на инаугурации новой школы, которая открылась под вышеприведённым названием на улице Байлен.

Наше будущее выходит из школ. Всё, что строится на других основаниях – строится на песке. Более того, к сожалению, школа может служить цементом как для бастионов тирании, так и для дворцов свободы. С этой отправной точки начинается как варварство, так и цивилизация.

Поэтому мы рады видеть, что патриотичные и гуманные люди, понимая значение этой социальной функции, которую наши правительства систематически игнорируют, а народ вверяет своим вечным врагам, начинают столь разумно заполнять этот вакуум своейСовременной школой, настоящей школой, чья суть не может заключаться в удовлетворении сектантских интересов и окаменелой рутины, как это происходило до сих пор, но лежит в создании интеллектуальной среды, где недавно пришедшие к жизни поколения, получают самые разнообразные знания, самые разнообразные открытия, которые прогресс беспрестанно совершает на своём пути.

Однако эта цель может быть достигнута только через частную инициативу. Исторически установленные учреждения, заражённые всеми пороками прошлого и мелочностью настоящего, не способны выполнить эту прекрасную функцию. Именно благородным душам, альтруистичным сердцам предстоит открыть новую тропу, по которой новые поколения будут идти к своей счастливой судьбе.

Именно это делают, или, по крайней мере, к этому стремятся, основатели скромной^ Современной школы, которую нам довелось посетить по любезному приглашению её руководителей и заинтересованных в её развитии лиц. Речь идёт не о промышленной эксплуатации, как в большей части инициатив подобного рода, а о педагогическом опыте, с неким подобием которого мы сталкивались лишь в случаеСвободного института обучения в Мадриде, если говорить об учебных заведениях, существующих в нашей стране.

Концепция была блестяще выражена сеньором Саласом Антоном в его программной речи, которую он в непринуждённом тоне произнёс перед небольшой группой журналистов и участников небольшого праздника по случаю открытия школы, в которой будет развиваться вечная идея обучения детейполноте истины итолько истины, или же, по крайней мере, тому, что доказано на данный момент. Ограничимся упоминанием господствующей, по удачному выражению этого сеньора, идеи: речь идёт не о том, чтобы создать ещё один экземпляр уже существующих т.н.светских школ, с их пристрастными догмами, а о том, чтобы создать спокойную наблюдательную площадку, открытую четырём ветрам, чей горизонт не закрывает, мешая свету человеческого познания, ни одно облако.

Да простят нам, если мы скажем, что в^ Современной школепредставления будут соответствовать всему багажу знаний научного характера, необходимых для самых прогрессивных методов, известных Педагогике сегодня, точно так же, как инструменты и аппараты, являющиеся крыльями науки и самым мощным проводником знаний для обучающихся. В самой сжатой формулировке, можно сказать, что обучениевещами сменит в этой школе обучениесловами, принесшее столько горьких плодов в образовании наших соотечественников.

Достаточно бросить один взгляд на скромные аудитории этого вновь открытого учреждения, чтобы убедиться, что оно предлагает улучшенные условия для того чтобы сдержать подобные обещания. Материалы, настолько игнорируемые в нашей образовательной системе, причём как в государственных, так и в частных школах, представлены в новой школе образцами животной и растительной физиологии, минералогическими, ботаническими и зоологическими коллекциями; кабинетом физики со специальной лабораторией; проектором; питательными, промышленными, минеральными веществами. Можно надеяться, что с помощью этих материалов и под опытным руководством преподавателей, впитавших в себя дух нашего времени, включая среди прочих известного экс-журналиста сеньора Колумбьера, появится, по крайней мере, в зародыше, школа будущего.

Пока же последователи есть только у недостатков.

 

^ IV

ПЕРВОНАЧАЛЬНАЯ ПРОГРАММА


Настал момент подумать об инаугурации Современной школы.

За некоторое время до этого, я предложил ограниченному кругу лиц, пользующихся достойнейшей репутацией образованных и прогрессивных людей, образовать, в случае их благосклонного согласия, Консультационный совет, который мог бы руководить моими действиями через свои рекомендации. Встреча этого совета в Барселоне, где у меня были ограниченные связи, стала очень полезной для меня, и я рад был убедиться в том, что меня знают. На этом совете была высказана идея провести громкую инаугурацию Современной школы, что могло бы иметь благотворные последствия: расклеить яркие плакаты, опубликовать объявления в прессе, снять хорошее место, заказать музыку и пару красноречивых ораторов, из числа молодых политиков из либеральной партии, всё это было бы очень легко выполнить, собрав при этом несколько сотен зрителей, которые аплодировали бы с тем преходящим энтузиазмом, который обычно украшает наши публичные деяния; но меня не соблазняли подобные торжества. Будучи в равной мере позитивистом и идеалистом, я хотел со скромной искренностью начать дело, направленное на далеко идущие революционные цели; всё остальное казалось мне поражением, раздражающей уступкой условностям, уступкой тому же злу, которое на все опасности стремится ответить гарантиями успеха и благополучия; поэтому предложение Консультационного совета было отвергнуто моим сознанием и моей волей, которые в этом случае и во всём, что было связано с Современной школой, представляли собой нечто вроде исполнительной власти.

В первом номере ^ Бюллетеня Современной школы, опубликованном 30 октября 1901 г., я изложил в общих словах основы Современной школы.

Плоды воображения рассудка, концепции a priori, вся мешанина домыслов и фантазий, принимаемых за истину и навязываемых до настоящего времени в качестве основного критерия человеческого поведения, после долгих мучительных испытаний, но, обращаясь в замкнутом кругу, потерпели поражение со стороны рассудка и вызвали недоверие со стороны совести.

В наше время, солнце, не только освещает вершины, мы все залиты полуденным сиянием, наводняющим даже подножия гор. Наука, к счастью, больше не является привилегией замкнутого кружка; её благотворное излучение распространяется с большей или меньшей степенью сознания на все социальные слои. Со всех сторон она разгоняет традиционные ошибки; благодаря уверенному ходу своих опытов и наблюдений, она позволяет людям формировать верные доктрины, реальные критерии, касающиеся всех вещей и управляющих ими законов, и в настоящее время, с неоспоримым, несомненным авторитетом она работает на благо человечества, на то, чтобы раз и навсегда покончить со всеми привилегиями и исключительностью, она становится главной силой, направляющей человеческую жизнь, придавая ей универсальное, гуманное измерение.

Располагая лишь скромными силами, но в то же время мощными рациональными убеждениями, отнюдь не теряя решимости, несмотря на всевозможные препятствия, была учреждена Современная школа. Её задачей стало постоянное содействие, без уступок традиционным нормам, педагогическому обучению, основанному на естественных науках. Этот новый метод является единственно реальным и признанным во всех уголках цивилизованного мира, будучи подкреплённым бесчисленными работами, появившимися на свет благодаря высоким умам и самоотверженной воле.

Не будем игнорировать и окружающих нас врагов. Не будем игнорировать бессчётные предрассудки, которыми пропитано социальное сознание страны. Лишь структура средневековой субъективной, догматичной педагогики, смехотворным образом предполагает непогрешимый критерий. Не будем также игнорировать тот факт, что согласно закону наследования, подкреплённому предпосылками окружающей среды, пассивные тенденции, уже свойственные малолетним детям, ещё больше и с крайней лёгкостью усиливаются среди молодёжи.

Борьба сильна, труды интенсивны, но благодаря постоянной и упорной воле, как единственному проявлению морального мира, мы уверены, что достигнем триумфа, которого добиваемся; что мы воспитаем живые, способные реагировать, умы; что эти умы наших учеников, освободившись от рациональной опеки нашего Центра, останутся смертельными врагами предрассудков; что это будут стойкие умы, способные формировать свои собственные разумные убеждения касательно любого предмета своих размышлений.

Это не означает, что мы оставим ребёнка одного в самом начале его образования формировать собственные концепции. Сократический метод ошибочен, если следовать ему дословно. Сама конституция мозга, в начале развития, требует того, чтобы обучение, в первые годы жизни, было рецептивным. Учитель сеет семена знаний, и они, по мере того, как с возрастом укрепляется мозг, порой приносят плоды и цветы, соответствующие инициативе и характерным чертам интеллектуального склада обучающегося.

С другой стороны, нам предстояло продемонстрировать, что мы считаем абсурдной забавную концепцию, согласно которой образование, основанное на естественных науках, атрофирует идеализм. Повторимся, мы считаем её абсурдной, потому что убеждены в обратном. Наука лишь исправляет, выпрямляет его, гарантирует его функционирование, придавая ему чувство реальности. Конечная цель мозговой энергии человека заключается в производстве идеала через искусство и философию, эти предположительныепорождения высоких умов. Но для того, чтобы идеал не деградировал в фантазию или в призрачные мечты, и чтобы предположительность не становилась фундаментом для замков из песка, абсолютно необходимо, чтобы он строился на надёжном, непоколебимом фундаменте точных и позитивных естественных наук.

Более того, нельзя обучать человека, полностью подчиняя его ум дисциплине, пренебрегая сердцем и отодвигая на задний план волю. Человек, в единстве функций его мозга, является комплексом; он обладает несколькими основополагающими гранями, это зрячая энергия, это чувство, которое отвергает или придерживается определённых концепций, и воля, которая материализуется в действиях, это восприятие и любовь. Лишь мрачное состояние души, борющееся против физических законов человеческого организма, способно создать эту ужасную бездну, в которую повергается здоровая и прекрасная неразрывность, и, тем не менее, развод между мыслью и желаниями стал уже разменной монетой. Сколько же у него фатальных последствий! Вовсе не обязательно обращать внимание на политических лидеров и на порядки социальной жизни: они глубоко пронизаны схожим зловредным дуализмом. Многие из них, несомненно, сильны в своих ментальных способностях; они обладают богатством идей; они даже понимают реальный ход вещей и прекрасные концепции, готовящие науку для жизни отдельных людей и народов. Тем не менее, их безудержный эгоизм, их собственные интересы... всё это в сочетании с ослаблением традиционных понятий, образует на их сердцах непроницаемую оболочку, мешающую доступу прогрессивных идей, которые у них есть, но при этом не превращаются в чувства, всегда движущие и направляющие человеческое поведение. Отсюда сдерживание прогресса и создание препятствий эффективности идей; и, как следствие, скептицизм коллективов, смерть народов и справедливое негодование угнетённых.

Мы решили поставить перед собой, в качестве цели нашей педагогической миссии, задачу добиться того, чтобы в одном человеке не оставалось этого раздвоения личности: когда словно бы есть один индивид, который видит и одобряет истинное и хорошее, и другой, который следует злому и навязывает его. И поскольку образовательной моделью для нас являются естественные науки, легко можно догадаться, что следует за ними: мы будем считать, что интеллектуальные представления, которые даёт обучающемуся наука, трансформируются в чувства, он начинает интенсивно любить их. Поскольку чувство, когда оно сильно, проникает и распространяется до самых глубин человеческого организма, формируя и расцвечивая характер человека.

Как и практическая жизнь, поведение человека обращается в замкнутом кругу его характера, следовательно, молодой человек, обученный соответствующим образом, руководствуясь своим особенным пониманием, превращает для себя науку, пропущенную через чувства, в единственного, благодетельного учителя своей жизни.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Образовательная программа «Белая ладья» Образовательная программа «Современная шахматная школа»
Диагностический материал к образовательной программе «Современная шахматная школа»

Программа гражданско-патриотического воспитания учащихся на 2012-2016 годы
В формирование такой гражданской личности, сочетающей в себе развитую нравственную, правовую и политическую культуру, ощутимый вклад...

Итоги первого года реализации проекта «Коллективная радиостанция центр досуга молодёжи»
Современная социокультурная ситуация в селе такова, что основное образовательное звено в сельской местности – это общеобразовательная...

Современная школа iconZarlit современнаяпоэзия : русскаяизарубежная краснодар 2011 удк...
С современная поэзия: русская и зарубежная (сборник статей) / Под ред. А. В. Татаринова. Краснодар: zarlit, 2011

Современная школа iconОб организации проектной деятельности с использованием икт на уроках технологии в сельской школе
Ня очевидно, что для повышения образовательного уровня сельских школьников, их конкурентноспособности нужна современная сельская...

Реферат по социологии по теме: «Современная социальная реклама в России»
История возникновения стр. 4-5

Технический университет Кафедра культурологии тема: «Современная...
Вступление

Современная школа iconХайман Д. Н. Современная микроэкономика: анализ и применение: в 2-х т. Т. 1 /Пер с англ
Тема Рынок капитала. Предпринимательская способность и экономическая прибыль 34

Реферата по дисциплине «политология» на тему: Современные концепции демократии
Салмин А. М. Современная демократия: история, структура, культурные конфликты. М., 2002

Консультация для родителей с элементами тренинга "Современная игрушка – что это?"
Привлечь внимание родителей к проблеме влияния игрушек на психическое развитие ребенка

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
odtdocs.ru
Главная страница