Семнадцать раз облетел вокруг земли. Вы прочитаете в этом номере: с чем приходят к XXII съезду Коммунистической партии рыбаки Прибалтика, нефтяники Башкирии




НазваниеСемнадцать раз облетел вокруг земли. Вы прочитаете в этом номере: с чем приходят к XXII съезду Коммунистической партии рыбаки Прибалтика, нефтяники Башкирии
страница1/8
Дата публикации18.03.2013
Размер1.45 Mb.
ТипДокументы
odtdocs.ru > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8
ВОКРУГ СВЕТА 1961 №9 сентябрь Журнал основан в 1861 году ЕЖЕМЕСЯЧНЫЙ ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ ЖУРНАЛ ЦК ВЛКСМ БЕСПРИМЕРНЫЙ ПОДВИГ СОВЕТСКОЙ НАУКИ, 25 ЧАСОВ В КОСМОСЕ. „В0СТ0К-2" СЕМНАДЦАТЬ РАЗ ОБЛЕТЕЛ ВОКРУГ ЗЕМЛИ. Вы прочитаете в этом номере: с чем приходят к XXII съезду Коммунистической партии рыбаки Прибалтика, нефтяники Башкирии, строители индустриальной Чукотки; узнаете о замечательных делах героев наших дней— молодых строителей коммунизма, о творческих поисках молодых ученых. ИНДИЯ СТРОИТ БУДУЩЕЕ. СТАЛЬ ВОСТОЧНОЙ СЛОВАКИИ. СУРОВЫЕ БУДНИ АВСТРАЛИЙСНИХ ФЕРМЕРОВ. РЕПОРТАЖИ ИЗ Ш5ЕЙЦАРИИ И С ГАВАЙСКИХ ОСТРОВОВ. ^ БЕРЕГ И МОРЕ ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ПРИБАЛТИКЕ В. СМИРНОВ Б. ИЛЬИНСКИЙ В. ЧЕРНЕЦОВ
Специальные корреспонденты „Вокруг света" ПАРТИЯ ИСХОДИТ ИЗ МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ: НАРОД — ТВОРЕЦ ИСТОРИИ, ПОСТРОЕНИЕ КОММУНИЗМА — ДЕЛО РУК НАРОДА, ЕГО ЭНЕРГИИ, ЕГО РАЗУМА. ПОБЕДА КОММУНИЗМА ЗАВИСИТ ОТ ЛЮДЕЙ, И КОММУНИЗМ СТРОИТСЯ ДЛЯ ЛЮДЕЙ. КАЖДЫЙ СОВЕТСКИЙ ЧЕЛОВЕК СВОИМ ТРУДОМ ПРИБЛИЖАЕТ ТОРЖЕСТВО КОММУНИЗМА. УСПЕХИ КОММУНИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА НЕСУТ ИЗОБИЛИЕ И РАДОСТНУЮ ЖИЗНЬ ВСЕМ, ЕЩЕ ВЫШЕ ПОДНИМАЮТ МОГУЩЕСТВО, ЧЕСТЬ И СЛАВУ СОВЕТСКОЙ РОДИНЫ. Из проекта Программы Коммунистической партии Советского Союза Берег увидишь только с моря. Так говорят матросы. Богатый морской фольклор, исполненный романтики дальних плаваний и скитаний, основан на этих двух полярных понятиях — берег и море. Без моря не поймешь надежный уют берега и лишь на берегу по-настоящему оценишь манящее беспокойство и красоту моря. С берега берег — просто суша, не более. И только для человека, увидевшего после долгого плавания огни маяков и знакомые очертания порта, открывается подлинное очарование земли. Прибалтику тоже стоит посмотреть «с моря». Жизнь этого края тесно связана с морем, и тот, кто, путешествуя по Литве, Латвии, Эстонии или Калининградской области, не видел траулеров, покачивающихся у причалов, не встречал у пирса мотоботов с трюмами, заполненными салакой, не вслушивался в гудки буксиров, выводящих из гавани плавучую рыбную базу, тот никогда не поймет Прибалтики. Нам повезло. В Калининград мы приехали как раз накануне праздника. Город встречал китобоев, возвращающихся из антарктического плавания. Говорят, каждый второй житель Калининграда связан с морем — профессией, интересами или заботами. В день встречи китобойной флотилии «Юрий Долгорукий» казалось, что в городе вообще нет людей. равнодушных к морю. Набережные заполнены народом. До прихода флотилии еще несколько часов, но никто не уходит от пирса. Цветы, очень много цветов — сирень, левкои, пионы, яркие весенние цветы, приготовленные для тех. кто восемь месяцев провел в суровых водах, близ ледового континента. Здесь военные моряки в новеньких фланельках, ожидающие своих товарищей, которые после демобилизации пошли в китобои; здесь дети и жены моряков; здесь, наконец, просто зрители, но привело их сюда вовсе не праздное любопытство. Как-никак приходит первая на Балтике китобойная флотилия... Это действительно большой день! И, как это бывает обычно среди людей, объединенных одним порывом, одними помыслами, здесь быстро знакомятся и, познакомившись, уже считают друг друга своими, близкими людьми. Наконец показываются суда. Истрепанные антарктическими ветрами быстроходные китобойцы идут по каналу, показывая собравшимся борта со сбитой краской. Глухие барабанные удары гарпунных пушек сотрясают воздух, пороховые искры падают в воду. Мигают судовые прожектора. — Горячий антарктический привет калининградцам — шепчет кто-то из военных моряков, прочитав световую морзянку. Суда, стоящие на рейде, отвечают китобойцам долгими раскатистыми гудками. Вслед за китобойцами вырастает громада «Юрия Долгорукого». И вот китобои сходят на берег. На тот берег, который несколько лет назад представлял собой выжженную пустыню. Я помнил Калининград 1946 года — измученный войной город, развалины, еще, казалось, теплые от недавних пожаров, пробитые осколками статуи прусских завоевателей, остовы военных кораблей, уже покрытые алым налетом ржавчины. Тогда о судьбе разрушенного города можно было только гадать. Прошло шестнадцать лет. Судьба города складывается из судеб людей, живущих в нем, лицо города определяется их занятиями. «У нефтяников есть Баку, у металлургов — Тагил, у шахтеров — Сталине, у рыбаков — Калининград». Это слова Джапаридзе, управляющего Калининградским рыбным трестом, человека, любящего точность и лаконичность формулировок. Джапаридзе подошел к макету, стоявшему в углу кабинета. Синее сукно под плексигласом изображало океан. Океан пестрел разноцветными флажками с номерами траулеров. Фото. Пришли мотоботы с салакой. — Так далеко шагнул Калининград, — сказал Джапаридзе, накрывая ладонью флажки. — Вы встретите наши плавучие базы и траулеры у берегов Африки, у островов Зеленого Мыса, у Исландии, у Фарер и Ян-Майена, у берегов Канады и Бразилии. На этих параллелях и широтах ведут промысел около четырехсот судов. Вы представляете, что такое современная рыболовецкая флотилия? Это настоящий плавучий город со своими заводами и мастерскими, холодильниками, топливными базами, электростанциями, клубами, больницами, санаториями. Думаю, мы можем смело заявить, что ни одно государство в мире не имеет таких мощных, приспособленных для длительных плаваний флотилий... Дальнейший рост города намечен четким, уверенным рисунком. Он будет расти как рыбацкий центр. Мы строим новые консервные заводы и холодильники, новые гавани. Сейчас, накануне XXII съезда партии, мы готовим программу еще более расширенного промысла в тропических водах. Строится флот, специально предназначенный для тропиков. Каждый из крупных траулеров-холодильников будет нейти с собой в тропики прохладный балтийский климат, вырабатываемый машинами. Люди, работающие на таких судах, не будут ощущать изнуряющего воздействия жары. К 1965 году рыбная промышленность Калининградской области займет второе место в Союзе. К XXII съезду мы пересмотрели свое задание по семилетке. Оно будет перевыполнено на одну четверть... Тридцать лет назад Паустовский написал очерк «Разговор о рыбе». В этом взволнованном разговоре слились поэзия рыбацкого труда и проза строгого экономического анализа. Паустовский писал о черном жемчуге каспийской икры и маслянистом блеске черноморской хамсы. Он перечислил все наши морские промыслы от теплой ленты Гольфстрима до Арала, полного рыбы и камышовых зарослей. В очерке не упоминается только одно море — Балтийское. Причина не в том, что писателя не тронуло холодное и туманное море. Балтика не была для нас рыбным бассейном, и наш флот еще не проложил путей сквозь Кильский канал к богатейшим рыбным россыпям. Деревянные мотоботы, возвращаясь с промысла в Финском заливе, приносили в своих мелких трюмах лишь треску и салаку. И подавно ни литовские. ни латышские, ни эстонские рыбаки не могли в те годы представить себе, что спустя три десятка лет их рыболовные корабли не только покинут пределы прибрежной зоны, не только встанут на Балтике наравне со шведами и немцами, но выйдут в просторы океанов. Клайпеда — древний литовский город с многорядьем острых черепичных крыш — выросла на месте, где сходились многие водные пути. Клайпеда была когда-то для Литвы окном в Европу, как Петербург для России. Фашистские агрессоры в 1939 году решили закрыть это окно. Они захватили порт и назвали его Мемелем. В 1945 году советские войска выбили фашистов из Мемеля и вернули Клайпеду Советской Литве. Клайпеда — теплый порт. Зимой над зеленоватой водой стелется туман, стенки пирсов украшены бахромой сосулек, но суда, расталкивая худосочные льдины', беспрепятственно проходят у полосатого невысокого маяка. Как и все большие портовые города, Клайпеда разрастается вдоль залива, вытягивается в одну линию, превращаясь как бы в сплошную набережную,где парки чередуют- 3 НА СЛУЖБУ МИРУ, НА БЛАГО ВСЕХ ЛЮДЕЙ ОТМЕЧАЯ СЕГОДНЯ ВЕЛИКИЕ ПОДВИГИ СОВЕТСКИХ ЛЮДЕЙ В КОСМОСЕ И НА ЗЕМЛЕ, НЕОБХОДИМО ВСЕ ДЕЛАТЬ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НАШИ ДОСТИЖЕНИЯ ПОСТОЯННО ПРИУМНОЖАЛИСЬ, ЧТОБЫ НАША РОДИНА ПРИШЛА К XXII СЪЕЗДУ ПАРТИИ С НОВЫМИ УСПЕХАМИ В МИРНОМ СОЗИДАТЕЛЬНОМ ТРУДЕ. ЧЕСТЬ И ХВАЛА КОЛЛЕКТИВАМ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ, СТРОЕК, КОЛХОЗОВ, СОВХОЗОВ, ВЫПОЛНЯЮЩИХ СВОИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, ВЗЯТЫЕ В СВЯЗИ С ПРЕДСТОЯЩИМ СЪЕЗДОМ НАШЕЙ ПАРТИИ! КАЖДЫЙ ВЫПОЛНЕННЫЙ ПЛАН ЗАВОДА ИЛИ КОЛХОЗА — ЭТО ТОЖЕ ПОЛЕТ,ПОЛЕТ В БУДУЩЕЕ. Н. С. ХРУЩЕВ. Из речи на торжественной встрече героя-космонавта
Германа Степановича Титова в Москве 9 августа 1961 года. ^ К КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ И НАРОДАМ СОВЕТСКОГО СОЮЗА!
К НАРОДАМ И ПРАВИТЕЛЬСТВАМ ВСЕХ СТРАН!
КО ВСЕМУ ПРОГРЕССИВНОМУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ!
Обращение Центрального Комитета КПСС, Президиума
Верховного Совета СССР и Правительства Советского Союза
Центральный Комитет КПСС, Президиум Верховного Совета СССР, Правительство Советского Союза с большой радостью сообщают о новой беспримерной победе советской науки и техники — успешном полете второго космического корабля с человеком на борту. 6 августа 1961 года в 9 часов по московскому времени мощной советской ракетой на орбиту вокруг Земли был выведен новый космический корабль-спутник «Восток-2», пилотируемый летчиком-космонавтом — гражданином Союза Советских Социалистических Республик, коммунистом, майором товарищем Титовым Германом Степановичем. Товарищ Титов благополучно совершил 25-часовой полет вокруг Земли и после выполнения намеченной программы успешно приземлился на территории нашей Родины — Союза Советских Социалистических Республик. Советский космический корабль-спутник «Восток-2», управляемый товарищем Титовым, облетел более 17 раз вокруг земного шара, преодолев расстояние свыше 700 тысяч километров, то есть почти равное удвоенному расстоянию от Земли до Луны. В этом подвиге отражены новые огромные достижения Советского Союза, нашей науки и техники, всего народного хозяйства — великие преимущества самого передового в мире социалистического общественного строя. Все народы земного шара с огромным воодушевлением и восторгом отметили первый полет советского человека в космическое пространство. Замечательный полет нового советского космонавта показывает, что недалеко то время, когда космические корабли, управляемые человеком, проложат межпланетные трассы к Луне, Марсу, Венере. Перед человечеством открываются широкие перспективы покорения космического пространства и полетов к планетам солнечной системы. С чувством законной гордости Центральный Комитет КПСС, Президиум Верховного Совета СССР и Правительство Советского Союза отмечают, что наша страна, страна победившего социализма, уверенно идет в авангарде человечества в деле использования достижений науки и техники на благо народов мира. Второй космический полет советского человека вокруг Земли — это новое яркое подтверждение великого могущества народа, построившего социализм. Наши достижения в освоении космоса не являются случайными, они отражают закономерное шествие победоносного коммунизма. Коммунизм неудержимо идет вперед. И нет такой силы в мире, которая могла бы помешать неукротимому движению человечества к своему светлому будущему. Фото. Г.С. Титов: „Я был не одинок в просторах вселенной, я был вместе с миллионами советских людей''. Враги мира раздувают военную истерию. Этой истерии мы противопоставляем наши величественные планы коммунистического строительства, нашу твердую уверенность в своих силах, в правильности пути, указанном марксистско-ленинской наукой. Всем людям на земле известны планы и цели нашей страны. Они выражены в проекте вносимой на рассмотрение XXII съезда КПСС новой Программы Коммунистической партии Советского Союза — программы построения коммунистического общества. Коммунизм выполняет историческую миссию избавления всех людей от социального неравенства, от всех форм угнетения и эксплуатации, от ужасов войны и утверждает на земле Мир, Труд, Свободу, Равенство и Счастье всех народов. Все во имя человека! Все для блага человека! — вот наша высшая цель. Космические полеты советских людей знаменуют собой непреклонную волю, непреклонное желание всего советского народа к прочному миру на всей земле. Наши достижения в исследовании космоса мы ставим на службу миру, научному прогрессу, на благо всех людей нашей планеты. Советский народ твердо верит, что дело мира победит во всем мире. Мир восторжествует, если народы всех стран будут самоотверженно бороться за его укрепление. Мы призываем правительства всех стран, всех людей, независимо от расовой, национальной, социальной принадлежности и религиозных убеждений, приложить все силы для обеспечения прочного мира на всей земле. Новая славная победа нашей Родины вдохновляет всех советских людей на еще большие подвиги в строительстве коммунизма! Вперед, к великим победам во имя мира, всеобщего счастья и прогресса человечества! ^ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР ся с длинными корпусами складов. Причалы, причалы, причалы — за морским торговым портом с «иноземными купцами» следуют речной порт, доки судостроительного завода, где алеют невыкрашенным железом борта будущих кораблей, затем — рыбные гавани с горками бочек, острым запахом рассола, ряды траулеров, сгрудившихся у пирсов, как овцы, и покачивающих высокими округлымикормами. История города уходит далеко в века, но все предприятия, благодаря которым Клайпеда стала современным и значительным портовым городом, созданы в последние годы. Клайпеду считают столицей литовского рыбацкого побережья. Куршю марес — Куршский залив — издревле славился рыбой; здесь в многочисленные переметы, которые ставят по вечерам рыбаки в неслышно скользящих лодках, попадаются угри. Искусство копчения этой змеевидной рыбы прославило прибрежных жителей — золотистый, тонко пахнущий ольховым дымом угорь тает во рту, вызывая, как утверждают гурманы, ни с чем не сравнимые ощущения. До сих пор, следуя невесть откуда взявшимся традициям, ведущим, казалось бы, в глубины романтических гриновских видений, рыбаки из местечка Русне выходят на промысел в лодках с алыми, как закатное небо, парусами. Но сегодняшняя слава порта Клайпеды и всего литовского приморья не угорь и не алые паруса, а могучая флотилия рыболовных траулеров, кораблей дальнего плавания, уходящих в Северную Атлантику и к берегам Канады на лов сельди, окуня и трески. Вместе с траулерами, как матки, окруженные пчелиными роями, уходят в отдаленные воды плавучие базы — корабли под стать современным океанским лайнерам. Траулер — маленький, но выносливый корабль. Он бесстрашно встречает штормы и выходит победителем из самых жестоких схваток со стихией. Когда разыгрывается ветер, траулер как бы теряется среди волн. Только очень мужественные и сильные люди могут служить на таких кораблях. Когда сеть, выброшенная за борт, врезается в рыбий косяк, на траулере объявляют аврал, в котором участвуют все — от капитана до кока. С невиданным напряжением сил, метр за метром, они вытягивают сеть на борт. На палубу течет поток живой, трепещущей, бурлящей рыбы. Многим знакома эта захватывающая картина по фотографиям и кинокадрам: бронзовые, напряженные лица рыбаков, их мокрые, блестящие куртки, гигантские сапоги с отворотами, утонувшие в потоке рыбы. За идиллической красотой этого кульминационного в рыбацком деле момента кроется очень тяжелый труд. Клайпедскими инженерами и моряками созданы машины, которые позволяют рыбакам освободиться от самой изнурительной работы. Механические «руки» этих машин поднимают сети на борт и вытряхивают из них рыбу так же ловко и разумно, как если бы это делал человек. В отличие от человеческих эти руки не знают усталости, на них не действуют ни соленая, разъедающая кожу вода, ни холодный пронзительный ветер, от которого судорога сводит пальцы. Прозаические названия чудесных машин — сетевыборочная и сететрясная — сейчас известны всем рыбакам Прибалтики. Чертежами машин заинтересовались на судоверфях ГДР, где опытные мастера создают рыболовные корабли, пользующиеся всемирным признанием. Теперь и Литва строит свои траулеры. Со стапелей судостроительного завода в Клайпеде один за другим сходят суда. К XXII съезду партии клайпедские строители кораблей готовят свой подарок — они перейдут к созданию новых, еще более совершенных судов. Это будут настоящие заводы, или, точнее, комбинаты, способные не только снять урожай с рыбных полей но и переработать его в своих цехах и доставить до любого пункта назначения в отсеках-холодильниках, где даже в тропическую жару температура не поднимается выше минус пятнадцати. Такие суда выбрасывают сети с кормы, которая способна раскрываться, как ворота, принимая богатый улов. Любопытно, что все суда Литвы в 1938 году добыли столько же рыбы, сколько ее вылавливает теперь один большой морозильный траулер. Сейчас в Литве в расчете на душу населения вылавливают рыбы больше, чем в Англии, Соединенных Штатах, Франции, Федеративной Республике Германии — странах, где рыбо-добывающая промышленность создавалась веками. „МАЛАЯ КОСМИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ" Новый раздел журнала «Вокруг света». Открываетсяв10-м номере. Вдоль всего балтийского побережья, от песчаных, поросших лозой дюн Калининградской области до каменистых моренных россыпей Эстонии, где гигантские темные валуны купаются в волнах, раскинулись угодья рыболовецких колхозов. Колхозные гавани, расположенные обычно в устьях небольших рек, соседствуют с крупными рыбными портами, базами океанских флотилий. Около пятнадцати лет назад колхозы объединили тысячи семей рыбаков-эстонцев, латышей, литовцев, которые с давних пор по-крестьянски старательно разрабатывали свои морские «участки» на парусных лодках или — бывали ведь и такие счастливчики! — на моторках снабженных каким-нибудь шестисильным керосиновым«болиндером». Как уживаются колхозы рядом с гигантскими рыбными портами?.. Ответ, казалось бы, напрашивается сам собою. Государственные флотилии собирают «урожаи» в дальних районах морской целины, а колхозные суда промышляют в прибрежных водах, ведут лов «на ближних дистанциях». Фото. Шпроты. которые выпускает маленький Скултский завод в колхозном поселке, известны далеко за пределами Прибалтики. Однако это не так. Прибрежные колхозы давно уже проложили дорогу в Атлантику. Перемены, которые произошли за последние годы в молодых рыболовецких хозяйствах, удивительны, они вызывают чувство гордости и восхищения. В Лиепаю, старинный латвийский порт, мы приехали вечером. Диспетчер рыболовецкого колхоза «Большевик» — угодья колхоза граничат с городской чертой — предложил нам переночевать на колхозном траулере. Колхозный траулер оказался большим и могучим кораблем, все в нем сверкало медью, никелем, полированным деревом и пластиками. Рубка количеством приборов напоминала современную физическую лабораторию. От кубриков веяло чистотой и комфортом лучших гостиниц. — Ну, как колхозное суденышко? — смеялся диспетчер. Он был очень рад удивлению гостей. — Ржавое железо, теснота, бочки на палубе, а? Диспетчер ласково похлопал по матово-белой металлической обшивке. Так колхозные коневоды, влюбленные в свою профессию, похлопывают коней, любуясь их статью. — Между прочим, таких у нас несколько. Этот уже четыре раза побывал в Атлантике. Посмотрите... Диспетчер показал на укутанный брезентом спасательный мотобот траулера. — Несколько лет назад из таких шлюпок и состоял колхозный флот. «Доля рыбака — в удаче»; «Рыбак ждет у моря погоды»; «Какой будет улов — про то море знает»... Сколько сложено пословиц и поговорок о нелегкой судьбе рыбака, о его зависимости от капризов моря и погоды! Казалось бы, такая уж профессия, где ничего не поддается планам и учету... Сейчас в управлениях рыбной промышленности прибалтийских республик составляют точные и уверенные прогнозы будущих уловов. Известно, например, что в 1965 году, в конце семилетки, флот Эстонии выловит ни много, ни мало два миллиона центнеров рыбы. Эта цифра способна поразить воображение. Не только республика, но каждый колхоз планирует уровень добычи. Переменилось само понятие рыбацкого счастья. Слово «везение», которое чаще всего встречалось в словаре рыбаков, заменено коротким и выразительным словом «расчет». Сочетание новой техники и научного предвидения позволяет на многие годы вперед устанавливать размеры добычи. Исследовательские суда, в состав которых, кстати, входит и «Северянка», бороздят воды океанов, изучая движение рыбьих стай, определяя новые, самые перспективные районы лова. Акустики, застыв у эхолотов, высчитывают плотность косяков. На экранах локаторов возникают тени стремительно скользящих рыб. Сложная и многообразная подводная жизнь раскрывает свои секреты. Вслед за научной разведкой, которая ведется всеми республиками Прибалтики, в новые районы идут промысловые суда. Прибалтику интересно смотреть с моря... Панорама Советской Прибалтики, открывающаяся со стороны Финского или Рижского заливов или со стороны Куршю марес, нисколько не похожа на ту панораму, которую вы могли увидеть десять-пятнадцать лет назад. И дело не только в количестве портальных кранов, склонивших свои хоботы над трюмами кораблей, дело и не в количестве самих кораблей. Изменения, происшедшие на побережье, гораздо более глубоки и значительны. Каждая из прибалтийских республик стала поистине морской республикой, получила в свое распоряжение современный флот, создала первоклассные, отлично оборудованные гавани, судостроительную промышленность. Двадцать пять — тридцать лет назад земляки Беллинсгаузена и Врангеля вынуждены были служить на чужих судах под чужими флагами. Отважные и волевые латышские рыбаки, подобно Оскару Кляве, сыну рыбака и рыбаку, герою известной книги Вилиса Лациса, как о несбыточном счастье, мечтали о моторном боте с десятисильным мотором-тарахтелкой. У Прибалтики был берег, но не было моря, потому что не было своего флота, а море принадлежит лишь тому, кто умеет создавать и оснащать прочные стальные корпуса судов. И лишь в годы советской власти Прибалтика почувствовала себя хозяйкой ближних и дальних вод. Она вышла на просторы Атлантического и Тихого океанов, продемонстрировав мощь мирных рыболовецких эскадр. ^ ИНДИЯ ОСУШАЕТ СЛЕЗЫ ГАРРИ ЗИХРОВСКИ
австрийский писатель МОЩНЫЙ ВАЛ НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ СМЕТАЕТ КОЛОНИАЛЬНУЮ СИСТЕМУ, ПОДРЫВАЕТ УСТОИ ИМПЕРИАЛИЗМА. НА МЕСТЕ БЫВШИХ КОЛОНИИ И ПОЛУКОЛОНИИ ВОЗНИКЛИ И ВОЗНИКАЮТ МОЛОДЫЕ СУВЕРЕННЫЕ ГОСУДАРСТВА. ИХ НАРОДЫ ВСТУПИЛИ В НОВЫЙ ПЕРИОД СВОЕГО РАЗВИТИЯ. ОНИ ПОДНЯЛИСЬ, КАК ТВОРЦЫ НОВОЙ ЖИЗНИ И АКТИВНЫЕ УЧАСТНИКИ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИКИ, КАК РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИЛА РАЗРУШЕНИЯ ИМПЕРИАЛИЗМА. Из проекта Программы Коммунистической партии Советского Союза Во всей истории человечества большие сооружения служили символом своей эпохи. Пирамиды Египта, Великая китайская стена, храмы Японии и Мексики, римский Колизей, дворцы и соборы моей родины. Мое поколение живет вместе с названиями гигантских новостроек, своего рода мелодией нашего времени: Днепрострой, Магнитогорск, Боулдер-Дам, Транс-Аляскинское шоссе, шоссе через перевал Глокнер. Неудивительно поэтому, что в Индии меня тянуло в те места, где люди воздвигают такие сооружения. Без знакомства с ними нельзя понять новой Индии. ^ БХАКРА-НАНГАЛ—НАДОБЛАЧНЫЙ ТРОН ИЗ БЕТОНА И СТАЛИ «Какой в этом смысл?» — спросил я бородатого человека после того, как некоторое время удивленно наблюдал за ним. Действительно, что я мог подумать о крестьянине, который запряг своего верблюда в деревянный плуг и начал проводить борозды в... сыпучем песке пустыни, в грязно-сером песке пустыни, где они так же быстро исчезали, как и появлялись. Крестьянин вытер пот со лба и улыбнулся: «Ничего нет удивительного в том, что тебе кажется бессмысленной моя работа, сагиб. Но эта почва была когда-то плодородной и станет такой снова, когда придет вода. Здесь опять заколосится золотая пшеница. Ведь вспаханная почва будет первой в очереди на новую воду, на воду из Бхакры!» Так я встретился с Бхакра-Нангалом. Вода — какое волшебное слово для индийского крестьянина! Вода — это жизнь или смерть, бедность или благополучие, счастье или несчастье. Мощные реки Индии, берущие начало в ледниках Гималаев, либо несут с собой благо, либо вызывают проклятия; у них свои капризы, свой нрав, который человек переносил беспомощно и покорно. Вода достигала равнин в виде маленьких, невзрачных речушек. Палящее солнце иссушает поля и во время засухи сжигает посевы. С песнями, с танцами люди страстно молили: воды! Брахманы взывали к богам. И вот молитвы услышаны: надвигается великий дождь, муссон. Маленькая речка превращается в мощный поток, с грохотом и ревом устремляющийся по изменчивому, непостоянному руслу к людям. Долго и страстно ожидавшийся помощник приходит как яростный враг. Неистовствующий поток затопляет поля, уносит людей, скот, дома, разрушает все, что попадается на пути. И драгоценная влага неиспользованной стекает в море. Так было предначертано богами. У кого хватит силы и смелости противиться им? Герой, осмелившийся на это, более сильный, чем бог, рос и мужал — это был человек. Он решил укротить воды, текущие с гор, подчинить их силу и мощь своей воле, обводнить мелкие речки, перегородить плотинами мощные потоки, чтобы из года в год было достаточно воды, чтобы прекратились засуха и наводнения. Тогда вода превратится в благо, принесет с собой плодородие и, больше того, осветит ночной мрак! Смелая мысль укротить мощную Сатледж, одну из гималайских рек, родилась еще в 1908 году, более полувека назад. Сорок лет она оставалась мечтой и могла бы остаться только мечтой потому, что чужеземные властители не проявляли к ней интереса и не желали финансировать проект; не в их интересах облегчать судьбу колониальных рабов. Лишь после того, как индийский народ разорвал оковы чужеземного господства, стало возможным претворение плана в жизнь. Сначала следовало найти удобное место для сооружения плотины. Оно должно было находиться где-нибудь в горах Сивалик, в отрогах Гималаев, выше выхода реки на обширные равнины Пенджаба, там, где она еще обладает достаточным падением. Предгорья Гималаев высоки и образованы малоустойчивыми породами. В скалах — прослойки песчаника и глины, исконные враги всех строителей плотин. Ложе реки также состоит преимущественно из мягких пород; в дополнение ко всему на дороге возвышалась гора. Первая задача состояла в том, чтобы устранить ее. Когда группа крохотных людей начала атаку против горы с лопатами и кайлами, боги презрительно ухмылялись. Но техники призвали на помощь взрывчатые вещества. Первая скала — глыба в 600 тонн — рухнула в долину, хотя ее не касалась рука человека. Смельчаки продолжали борьбу. В неустойчивой, слабой породе они пробуривали тонкие скважины и делали скалу крепкой и устойчивой, впрыскивая огромными иглами бетонный раствор. Ненужная глина превратилась в ценный строительный материал: прокаленную и размолотую, ее добавляли в бетон, удешевляя его производство. На десятки метров в глубину врезались экскаваторы, удаляя со дна долины наносы, чтобы можно было положить бетонное основание плотины. От этого основания до высшей точки плотины — более 250 метров. По высоте она в три раза больше башни Кутуб-Минар, достопримечательности Дели. Грохот машин привлек людей из всех уголков огромной страны, началось паломничество из Кералы и Бенгалии, из Ориссы и Бомбея, Раджастана и Ассама, паломничество к новому храму из бетона, стали и электричества. Недоверчиво, испуганно наблюдали прибывшие, как строители идут наперекор богам и изменяют природу. Многие пришли и остались служить новым божествам. Другие были посланы старыми «богами», они появлялись в самой различной маскировке, говорили то по-английски с американским акцентом, то чисто по-английски, выступали в облике заносчивых специалистов промышленности, ходили с презрительной миной умных всезнаек. Они затягивали свои молитвы, возвещая старое евангелие на новый лад: «Слушайте, вы, несчастные, без помощи иностранных банков и иностранных экспертов дальше не уйдете! Вашей дерзости нужна инициатива и предприимчивость частных строительных фирм, а не система национализированного управления! Ах вы, неучи, как могут индийские инженеры, не имеющие опыта и достаточного образования, закончить это строительство? О вы, заблуждающиеся, посмотрите на себя: строители гигантского заоблачного трона — индийские крестьяне и ремесленники, ленивые, отсталые, суеверные и неграмотные. Бросьте самонадеянность или вы пожнете проклятия вместо благодати!» У десяти тысяч рабочих и трехсот инженеров, работавших в три смены днем и ночью, не было времени слушать эти проповеди. Они были заняты тем, чтобы перевернуть за полгода 7,5 миллиона кубометров земли и скальных пород. По обе стороны строительного котлована они пробурили два тоннеля, втиснули в них реку и таким путем осушили строительную площадку. Рабочие сняли свои тюрбаны и надели белые шлемы; страхуя себя веревкой, как альпинисты, они спускались на глубину 170 метров в пропасть и там, где нельзя применять механизмы, клиньями и молотками отрубили от стен полтора миллиона кубометров породы. Наконец все, казалось, было готово, можно приступить к сооружению самой плотины. — Стоп! — гневно злорадствуя, вскрикнули боги. — Вы, дураки, не подумали, откуда возьмете столько песка, щебня и цемента для бетона; это все равно что построить дорогу вокруг всего земного шара или 21 египетскую пирамиду! Прочитайте книги, переройте архивы, посмотрите вокруг: то, что вы рискнули начать, обречено! Люди не сдавались, не падали духом. Они обследовали местность, испытали горные породы, изучили древние летописи, они сравнивали и взвешивали, составляли расчеты — и уверовали в свою победу. В шести километрах от Бхакры были обнаружены огромные залежи песка и щебня, принесенные рекой с Гималаев. Материал оказался подходящим, он обладал необходимыми качествами. Шесть километров — небольшая величина для пешехода, еще меньше она для того, кто пользуется транспортом. Но эти же шесть километров становятся непреодолимым расстоянием, если в течение трех с половиной лет ежечасно, днем и ночью нужно доставлять 400 тонн бетона. Для этого пришлось бы использовать несколько железнодорожных составов, потребовалась бы трудоемкая работа по погрузке и выгрузке. Решение оказалось символическим, и использован был символ нашего века — конвейер! Протягиваясь вдоль и поперек, образуя целую сеть резиновых и брезентовых лент, конвейеры сплошным потоком переносили песок и щебень на расстояние полуторачасовой ходьбы. Наш «джип» несется по горному шоссе к заоблачному трону — к водонапорной плотине. На скалистых стенах огромные желтые надписи предупреждают по-английски, на хинди и урду: «Что сгорит, никогда не вернешь!»; «И твоя семья пострадает, если ты поранишься!»; «Положись на надежность, а не на счастье!» Поднимаемся по плотине, уже достигающей вершины горной цепи. Через маленькую дверь проходим внутрь, в вечную ночь. В десяти тоннелях проложены трубы, наполненные ледяной водой для предотвращения разрывов бетона, дающего усадку в течение первого месяца. В бетон вмонтированы различные измерительные приборы, они поставляют ценные сведения для строителей. Наконец мы достигли высшей точки, крыши плотины, и наслаждаемся чудесным видом. — Хорошенько посмотрите кругом, этого ландшафта вы никогда больше не увидите, — сказал Вишну Датт, восторженный «министр информации» Бхакры. — В древней легенде говорится, что боги некогда создали здесь море, и геологи считают, что несколько миллионов лет назад в этом районе действительно могло быть гигантское озеро. Теперь озеро возникнет снова, созданное рукой человека. На площади в 100 квадратных километров будет водохранилище объемом в несколько миллиардов кубометров: его достаточно, чтобы снабжать водой всю Индию в течение года. Более 300 деревень, где сейчас живет около 30 тысяч человек, будет затоплено волнами нового озера. Предстоит переселение людей. Через четыре шлюза вода попадает на 130-метровый «фартук» и течет вниз по долине, образуя самый большой водопад, созданный когда-либо человеком. Эта действительно живительная влага пересечет страну по системе каналов длиной в тысячи километров и принесет плодородие 5 миллионам гектаров земли в Пенджабе и Раджастане. Электричество осветит сотни городов и тысячи деревень. Так будет, когда забетонируют последний квадратный метр. Люди, приезжающие в Бхакру, услышав эти цифры, только качают головой: таких чудес не сотворяли и боги, даже сам могучий Индра с громовой палицей. Убедительным вестником нового является уже законченный Нангал-ский канал. Весело журчат его воды под современным мостом; чистая голубая вода течет меж белоснежных бетонных берегов. На полях виднеются первые мачты высоковольтной линии. Улицы освещают современные неоновые трубки. Живописна картина будущей Индии. Через полчаса езды мы возвращаемся в мрачное прошлое, которое здесь еще современность. В деревнях нам приходится брести по глине и лужам. Темнота кромешная. Колченогую бамбуковую кровать освобождают как почетное место для меня, редкого гостя; из большого медного кувшина угощают ёгуртом. Таинственно светятся огоньки с плотины, здесь же едва теплится слабое пламя светильника, наполненного сухим коровьим навозом, в лучшем случае — керосиновая коптилка. Издалека слышатся гул машин, скрип кранов, шум транспортерных лент. А тут нам показывают деревянный плуг, применявшийся еще 300 лет назад. Крестьяне даже не видели трактора, бороны, жатки, они не знают, что такое минеральное удобрение. Кое-кто из молодежи проехал на велосипеде по ближайшим окрестностям, большинство же никогда не пользовалось ни железной дорогой, ни автобусом. Однако все знают, что такое канал, тоннель, цементный раствор, и шлюз они уже видели по крайней мере издали; некоторые слышали даже о турбине и киловатте. Так открывается перед ними более светлое будущее, и они с нетерпением ждут того дня, когда появится вода и можно будет на ее волнах уйти из средневековья. Наверху, на плотине, машины скоро исчезнут, а с ними уйдут и люди, направятся на новые строительные площадки новой Индии. Шум умолкнет, снова наступит тишина, нарушаемая лишь свистом ветра. Но из бетонного гиганта днем и ночью будет весело журчать вода, будет пениться, бурлить и смеяться. Как и сегодня, придут крестьяне дивиться на исполина. Они вернутся в свои деревни, чтобы петь баллады о Бхакре, о победе людей над богами. В одном из сельскохозяйственных кооперативов в Центральной Индии я неожиданно получил привет с родины: на складе аккуратными рядами стояли полные минеральных удобрений мешки с надписью: «Азотная фабрика, Линц». Не ожидал я встретить здесь продукцию из столицы Верхней Австрии. Но также неожиданно было для меня увидеть в Индии минеральные удобрения: ведь Индия — страна крупного рогатого скота... «Она должна быть обеспечена природным удобрением и не нуждаться в искусственной продукции», —думал я. ^ СВЯЩЕННАЯ КОРОВА ИСУЛЬФАТ АММОНИЯ Более 200 миллионов голов скота насчитывается в Индии. В этой стране— четвертая часть всего поголовья скота на земле. Благодаря потреблению молока в Индии должно быть самое здоровое население, считают многие, однако продуктивность индийских коров — самая низкая в мире. Если в Дании молока получают в год более 600 литров на душу населения, а в Австрии все же около 160 литров, то в Индии только 36. Священную корову, почитаемую всеми индийцами, встречаешь повсюду: в деревнях, на проселочных дорогах, в современных деловых кварталах крупных городов, где она спокойно бродит среди банковских зданий и автобусов, не обращая внимания на движение XX века. Захочется ей отдохнуть в полдень на перекрестке, никто не осмелится помешать этому: движение либо остановится, либо его переведут на другую улицу. Если священная корова проголодается в большом городе, она отнюдь не направится длинным путем к ближайшему лугу, а воспользуется первой попавшейся зеленной лавкой. Торговец не прогонит ее с проклятьями, — что, несомненно бы, сделал, будь нарушителем голодный человек, — а возблагодарит богов за честь оказаться среди тех избранных, которым дозволено внести свою лепту для благополучия священного животного. Пусть молока получают и немного, но при 200 миллионах коров не нужно опасаться нехватки в удобрении, рассуждал я, но, лишь узнав об этой проблеме больше, понял все ее значение. Положа руку на сердце, кто из журналистов Центральной Европы может сказать, что знает достаточно о коровьих лепешках? Но именно коровья лепешка играет в жизни индийского крестьянина огромную роль. Правда, не в качестве удобрения для его полей. Повсюду, где бы я ни путешествовал — от Сиваликских гор до мыса Коморин, — встречал коровьи лепешки, причем они обычно были прилеплены одна возле другой на всех четырех наружных стенах крестьянских домов. Высохшие лепешки отваливаются, или их снимают и аккуратно хранят в доме. Во вновь построенных хижинах и домах их тщательно укладывают на полу. Так коровья лепешка становится своего рода паркетом, дарованным природой. Но 90 процентов коровьих лепешек идет на отопление и освещение — это уголь и электролампочка индийского крестьянина. Они горят в маленьких глиняных печах, на которых индийцы готовят скромную еду, прохладными зимними ночами на севере тепло их согревает. Растертая коровья лепешка, зажженная в медной миске, дает то небольшое пламя, которое служит в деревне освещением. Крестьянин просто не может позволить себе переносить драгоценное топливо на поля. И почве не хватает драгоценного удобрения. Будь у крестьянина уголь, дрова и электрический свет, он мог бы использовать коровьи лепешки в качестве удобрения. Сегодня всего этого Индия дать крестьянину еще не может. Значит, нужен заменитель натурального продукта — минеральные удобрения! Поэтому одним из первых больших государственных заводов новой Индии и является Синдри — крупнейшее в Азии предприятие по производству удобрений. Завод находится в южной части Бихара, в области, где в джунглях вырастают многие крупные фабрики. В ежедневное «меню» индустриального гиганта входит 4 500 тонн угля, кокса и гипса. Великан не ленив, ежедневно он дает 1 000 тонн сульфата аммония и в качестве побочных продуктов — газ, аммиак, мел и золу. Словно человечки в мультипликационном фильме, маршируют ежедневно 30 тысяч мешков из расфасовочной, где они автоматически наполняются, взвешиваются и зашиваются. Синдри производит 300 тысяч тонн минеральных удобрений в год, Индия потребляет в настоящее время 600 тысяч тонн. Но это всего лишь 3 килограмма на гектар при потребности в 150 килограммов! И все же благодаря удобрениям завода Синдри в Индии произведено на 3,5 миллиона тонн больше продуктов питания. Что же происходит с приносящим плодородие порошком, когда он выходит с фабрики? Его продают в районе, снабжаемом заводом Синдри, кооперативам и отдельным крестьянам. Тонна стоит 345 рупий. Для крестьянина это неимоверно высокая цена, примерно столько, сколько он зарабатывает за два года. Чтобы от искусственных удобрений не отказывались потому, что нет денег, правительство предоставляет широкие кредиты. Большую часть минеральных удобрений из Синдри не продают, а отдают. Служащие и агрономы демонстрируют в деревнях волшебное действие сульфата аммония. Они делают действительно важное дело, борясь против темноты, отсталости и суеверия. «Что парню нужно от нас?» Вот первая реакция крестьян. Она понятна. Недоверие сидит еще слишком глубоко. Не смущаясь, служащий продолжает расхваливать новый порошок. Конечно, он хочет хорошо заработать, шарлатан! Что? Он ничего не стоит? Ну, это мы знаем, ягодки еще впереди, и тогда он обойдется очень дорого. К чему нам это чертово снадобье? Кто знает, из чего оно сделано? Наверняка там сидит демон, и это несчастливое дело, которым мы навлечем на себя гнев богов. Наши плоды сгниют или будут отравлены, если мы посыплем им землю. До сих пор мы обходились без порошка, обрабатывая наши поля, и все же снимали урожай. Разве наши отцы применяли когда-нибудь эту дрянь? Зачем нам уходить с проторенной дороги? Начинаются дни бесконечных, часто горячих споров, в которых принимают участие священнослужитель, учитель, фельдшер и крестьяне. Наконец служащему удается убедить наиболее прогрессивного и сознательного крестьянина применять на поле в течение года минеральные удобрения. Цепь разорвана в ее самом слабом звене. Но лишь когда крестьяне увидят результат — более высокий урожай, хорошие плоды, недоверие исчезнет и все больше и больше людей будут требовать чудесный порошок. Сульфат аммония против коровьих лепешек — это больше, чем внедрение химических средств в сельское хозяйство, это революция.

Место действия — маленькая железнодорожная станция в Центральной Индии. Я коротаю время до прибытия скорого поезда в Дели, курю сигарету и пытаюсь расшифровать названия лежащих в киоске книг на хинди. Вдруг ко мне подходит группа улыбающихся женщин и мужчин. У одной из женщин в руках пестрая гирлянда из цветов. Какой-то мужчина вежливо спрашивает мою фамилию. И, когда я медленно и удивленно ее называю, он, сияя от счастья, поворачивается к своим, словно говоря: это он! Прежде чем я успеваю опомниться, гирлянда цветов у меня на шее.

— Вы ведь редактор «Советской страны»? (Так называется журнал, издающийся советским посольством в Дели.)

Я должен разочаровать людей — и в разговоре все выясняется. Группа прибыла, чтобы встретить советского журналиста; моя борода и славянская фамилия были причиной ошибки.

И это не первый и не единственный раз, когда меня в связи с мой фамилией спрашивали, не русский ли я. Тот, кто жил в Индии во время британского господства — а я жил в тот период, — знает, как трудно было найти общий язык с индийцами. Недоверие и сдержанность были понятны, каждого белого сначала считали врагом, пока он не доказывал обратного.

Сегодня каждый русский, появляется ли он в маленькой деревне или в крупнейшем городе Индии, считается желанным гостем и любимцем народа. Вся страна знает призыв «Хинди русси — бхай-бхай!». Общая борьба за мир и против колониализма в такой же степени является основой этой дружбы, как и широкая помощь Советского Союза в индустриализации Индии. Когда индийцы видят русского, они прежде всего думают...
  1   2   3   4   5   6   7   8

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

«Перед молодежью раскрываются грандиозные перспективы, великие и...
«вокруг света» 1961 №12 декабрь журнал основан в 1861 году ежемесячный географический научно-популярныи журнал ЦК влксм в этом номере:...

Очерк о науке плодородия, о ее верном помощнике химии
Вокруг света 1964 №3 март журнал основан в 1861 году ежемесячный географический научно-популярный журнал ЦК влксм в этом номере:...

Очерки, статьи, интервью, рассказы. Вести из братских стран
Вокруг света 1964 август №8 Журнал основан в 1861 году ежемесячный географический научно популярный журнал ЦК влксм в этом номере:...

Рассказы о смелых сердцах
...

Путешествие в большую химию
Вокруг света 1964 №2 февраль журнал основан в 1861 году ежемесячный географический научно-популярный журнал ЦК влксм в этом номере:...

Сокровища ионосферы научно-фантастическш рассказ ю. Сафронова
Вокруг света 1962 №3 март Журнал основан в 1861 году ежемесячный географический научно-популярный журнал ЦК влксм в этом номере

Рассказ о мелиораторах Полесья. «Мир моих открытии»
Вокруг света №12 декабрь 1964 Журнал основан в 1861 году. Ежемесячный географический научно-популярный журнал ЦК влксм в этом номере:...

Сценарий экологического праздника «День Земли»
Ведущий. Много раз встречали праздник в этом запе, но таких, как этот мы еще не знали

Очерки о молодых покорителях „голубого огня'*
Вокруг света №7 июль 1963 г. Журнал основан в 1861 году ежемесячный географический научно-популярный журнал ЦК влксм в этом номере:...

Что такое география?
Строение солнечной системы и географические следствия вращения Земли вокруг своей оси и Солнца. Форма и размеры Земли

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
odtdocs.ru
Главная страница