Исследование аспектуальности в кумыкском языке начиналось как разработка системы средств выражения видовых и акционсартовых значений, ядро которых составляют вспомогательные глаголы [4; 1; 11; 3].




Скачать 162.34 Kb.
НазваниеИсследование аспектуальности в кумыкском языке начиналось как разработка системы средств выражения видовых и акционсартовых значений, ядро которых составляют вспомогательные глаголы [4; 1; 11; 3].
Дата публикации19.04.2013
Размер162.34 Kb.
ТипИсследование
odtdocs.ru > Литература > Исследование
Гаджиахмедов Н.Э.

Акциональные значения предельных лексем

в кумыкском языке
Исследование аспектуальности в кумыкском языке начиналось как разработка системы средств выражения видовых и акционсартовых значений, ядро которых составляют вспомогательные глаголы [4; 1; 11; 3]. Для построения аспектологической системы конкретного языка необходимы исследования категории вида, анализ аспектуальной семантики временных форм глагола, изучение связей акциональных значений с модальными и залоговыми значениями, изучение всех компонентов аспектуального контекста, лексической и морфологической акциональности.

Семантические подтипы предельных глаголов в кумыкском языке весьма разнообразны. «Предельные глаголы обозначают активные, целенаправленные и контролируемые субъектом действия» [15, с. 48], глаголы этой группы показывают действия «результантные» [14, с. 138], все они реализуют смысл «делать так, чтобы наделить объект свойством или оказать на него воздействие способом, мотивированным основой глагола» [7, с. 151]. Со стороны фазовой структуры они представляют внутренне расчлененное развернутое фазовое строение, в котором обязательно выделяется конечная, консеквентная фаза, т. е. реализованное или потенциальное «результирующее» состояние. В семантическую структуру предельных процессов, как показал Г. Г. Сильницкий, обычно входит «каузирующее состояние воздействия», которое может быть актуализованным в разной степени [10, с. 57-58].

Среди предельных выделяется подгруппа глаголов, которые обозначают постепенное возникновение нового состояния, приобретение нового качества. Их называют иногда глаголами развития, становления, или мутативными. Часть из них является дериватами от имен прилагательных, некоторые образуются с помощью аффикса -ай-/-й-, а также аффикса –а-. Эти словообразовательные модели могут сигнализировать о предельности глагольного действия: кемий- «уменьшаться», узай- «удлиняться»; боша- «пустеть», «освобождаться»; йымыша- «смягчаться», къартай- «стареть» и др. В эту же семантическую подгруппу входят несколько глаголов, образованных аффиксом -ар-, ср.: къызар- «краснеть»; яшгъар- «зеленеть», «принимать зеленую окраску»; къысгъарт- «укорачиваться»; агъар- белеть», «бледнеть» и др.

Оба рассмотренных словообразовательных типа позволяют и на формальном уровне подчеркнуть предельную семантику глаголов становления, но и без этой поддержки она сама по себе является достаточно показательной, чтобы выявить содержательный и акциональный тип глагола. Отметим только, что глаголы становления, хотя и являются предельными, реализуют иной тип «вещественной» семантики, чем большинство предельных глаголов «действия». Они, по терминологии Г. Г. Сильницкого, относятся к «процессивам», т. е. в их структуре не представлено каузирующее состояние. Все это позволяет говорить об особом типе «качественной аспектуальности», реализуемой глаголами данной подгруппы, и рассматривать такие глаголы как переходную ступень от глаголов состояния к предельным [6, с. 156-161]. В. П. Недялков, как и Ю. С. Маслов [5, с. 19], называет такие глаголы «инхоативами»: инхоативы — это как бы ингрессивы, приспособленные для выражения спонтанных изменений [8, с. 188].

Помимо приведенных выше «характеризованных» глаголов развития в кумыкском языке много и «нехарактеризованных», т. е. глаголов без особых примет. Среди них: сён- «гаснуть», «угасать», «меркнуть»; «блекнуть»; онг- слинять», «выцветать»; уян- «пробуждаться», «просыпаться»; биш- «зреть», «спеть», «жариться».

Перейдя к чисто семантическим признакам предельных глаголов, продолжим ряд глаголов «действия» следующими их «вещественными» разновидностями.

1. Очевидным воплощением целенаправленного трансформативного действия является конкретный результат, воспринимаемый как изменение свойств объекта («наглядный результат»). Лексемы, отражающие такие действия, также обладают явной предельностью процесса [6, с. 158]. Приведем примеры группировок таких лексем:

а) глаголы «созидания и разрушения»: буз- «разрушать», сломать»; сындыр- «ломать», «крушить», «низвергать»; гес- «дробить», сколоть», «раскалывать»; айыр- «отделять», «разлагать (на части)»; ирит- «растворять»; яр- «раскалывать», «колоть», «рубить» и др.

б) глаголы разнообразного воздействия на объект с целью изменения его свойств — внутренних и внешних — путем применения определенных операций, инструментов, веществ и т. п.: теш- «дырявить», «пробивать»; яп- «закрывать», «покрывать»; ач- «раскрывать», «открывать»; яндыр- «жечь», «сжигать», «поджигать»; тиз-»украшать», «наряжать», «оформлять»; батдыр- «пачкать», елпи- «веять», «проветривать»; исит- «согреть», «нагревать»; сырла- «красить», «окрашивать» и др.;

в) глаголы приобретения, передачи, отчуждения, образуя самостоятельную ядерную группу, своими периферийными членами активно соприкасаются с другими семантическими типами глаголов: ал- «брать», «взимать», «получать»; бер- «сдавать», «отдавать», «подавать», «передавать», «представлять»; сат- «продавать»; урла- «красть» и пр.;

г) большую подгруппу составляют глаголы, обозначающие воздействие на природу человека и других живых существ, оно может затрагивать физическую, физиологическую, психическую, духовную деятельность: азапла- «истязать», «мучить», «пытать»; къыйна- «мучить», «изводить», «пытать», «истязать»; охут- «обучать», «наставлять»; къоркъут- «пугать»; англат- «разъяснять», «объяснять» и пр.;

д) близки к подгруппе (г) и глаголы побуждения типа буюр- «приказывать», «велеть»; такъсырла- «наказывать»; сора- «спрашивать, узнавать»; ялын- «подхалимничать»; ялбар- «упрашивать».

Для целей акциональной характеристики процессов важно только учитывать возможности сочетания глаголов с обстоятельствами как средствами выражения неглагольной аспектуальности, что определяется в значительной мере «вещественной» семантикой лексем. Семантический признак предельности процесса и с неодинаковой степенью четкости и наглядности выраженная идея «результантности» действия останутся непременными компонентами лексических значений глаголов данной и других рассматриваемых подгрупп [7, с. 157].

2. Предельны также глаголы, обозначающие перемещение объекта, изменение его пространственного положения по отношению к другим предметам, участникам ситуации; ср.: йылышдыр- «двигать», «сдвигать с места», «приводить в движение»; дёгерет- «перекатывать», «катить»; орнат- «посадить», ил- «прицеплять», «вешать» и др.

3. Предельными являются однонаправленные глаголы движения и определенно-направленного перемещения в пространстве субъекта, в семантике которых наличествует «консеквентное состояние», реализующее смысл «местонахождения» [10, с. 57-58]. Их особенностью является принадлежность к классу «процессивов» (без каузативной семантики), т. е. они реализуют процесс, осуществляемый только одним субъектом. Как мы видели, такие глаголы могут тоже относиться к предельным. Здесь укажем такие лексемы: чыкъ- «выходить», «отправляться»; гир- «входить», «заходить», «въезжать», «заезжать»; гел- «приходить», «приезжать», «прибывать»; гет- «уходить», «уезжать», «идти куда-либо»; гёч- «переходить вброд», «переправляться», «проходить» и др. [12, с. 232-293; 13, с. 14-15].

В класс предельных глаголов по внутренней организации процесса объединяются глаголы развития и глаголы однонаправленного движения, имеющие в своей медиальной фазе особое развитие процесса — нарастание признака или постепенное изменение параметров в пространственной ориентации субъекта (постоянное удаление—приближение к конечной точке, пространственному пределу). Этот формальный момент единства в способах акциональной модификации указанных двух подгрупп лексем, отмечаемый в языке иной типологии, подтверждает правомерность анализа фазовой структуры таких лексем, который представлен в моделях Г. Г. Сильницкого [10].

Начало действия в тюркских языках выражается аналитически: при помощи фазисных глаголов. Само значение начинательности является предельным, так как оно указывает на становление действия. Поэтому начинательность придает непредельным глаголам значение предельности [15, с. 79]. В кумыкском языке начинательный способ действия характеризуется признаком одноактности, в связи с чем он не допускает имперфективных форм и аналитических аспектуально-временных форм с показателем тур-. Отдельные случаи имперфективации начинательных глаголов объясняются наличием инхоативного признака (приступ к длительному действию). Халкъ мени башымны шондан сонг сёйлеме башлар эди (М. Абуков). «После этого народ начинал говорить обо мне».

Как и для других групп глаголов, для предельных также возможна модель -а + башла- «начинать», которая используется в качестве средства выражения инцептива. Мы рассматриваем ее как лексический способ реализации значения начала процесса, хотя она структурно совпадает с «аналитической морфемой». Сочетание с башла- является универсальным средством представления обобщенного начала любого процесса, в том числе и предельного, причем факт его возникновения не сопровождается какими-либо коннотациями: Онда гьали партизан отрядлар къурулуп башлагъан (М. Ягьияев) «Там теперь начали создавать партизанские отряды».

Однако необходимо заметить, что к инхоативным глаголам примыкает некоторое количество эволютивных глаголов. Некоторые из них обозначают скорее не начальный отрезок действия, а идею постепенного накопления определенного свойства, ведущее к изменению, к появлению ситуации, обозначаемой конструкцией начинательности: агъарма башлады «начал белеть», яшгъарма башлай «начинает зеленеть», гёгерме башлай «начинает синеть». Значение начинательного глагола обычно легко совмещается со значением настоящего актуального и прошедшего процессуального времени. Ср.: Авлакълар яшгъарма башлай (= яшгъара «зеленеет») «Природа начинает зеленеть». Авлакълар яшгъарма башлады (= яшгъарды «зазеленела») «Природа начала зеленеть». Начинательность придает непредельным глаголам значение предельности.

Конечно, предельные процессы ориентированы прежде всего на достижение заключительной, консеквентной фазы, реализующей возникшее состояние, поэтому и семантический акцент обычно делается на эффективности результата действия. Эта особенность находит отражение в кумыкском языке в том, что для предельных глаголов не характерны бивербальные формы, с помощью которых актуализируется начальная фаза процесса (ср. непредельные глаголы). Однако среди предельных глаголов выделяется группа глаголов становления, развития, для которых используется модель -п + гет- «уходить», передающая значение ингрессива, как его определяет В. П. Недялков [9, с. 129], но с той поправкой, что это значение связывается с инхоативными глаголами — глаголами становления. Обычно это глаголы, описывающие следующие типы явлений: а) цвет (Бирден ону бети къызарып гетди «Вдруг его лицо покраснело»); б) внутренние состояния (Мени гёргенде ол уялып гетди «Когда меня увидел, он застеснялся»). Рассматриваемая модель показывает результат интенсивно возникшего признака. Для глаголов, обозначающих данные типы явлений, не используется акциональная модель –а гет-.

В смысловом отношении с глаголами развития, как представляется, сближаются глаголы однонаправленного действия. В кумыкском языке, действительно, возможны их сочетания с гет-, однако квалификация этих сочетаний вызывает споры. В них направление развития признака совпадает с направлением движения, обозначаемого глаголом гет-, и в целом сочетание нередко воспринимается как соединение глаголов, уточняющих друг друга, поэтому А. А. Юлдашев в таких случаях отмечает отсутствие полной десемантизации второго компонента [17, с. 126], в то же самое время он обращает внимание и на тот факт, что в этой модели реализуется единое грамматическое значение «исчерпанности периода обострения процесса» [16, с. 86]. С нашей точки зрения, это совершенно верное уточнение, которое позволяет признать, что в любом случае в этой модели реализуется одно и то же акциональное значение ингрессива с оттенком интенсивности.

Вспомогательный глагол гет- сочетается, таким образом, только с «процессивами», т. е. с глаголами, семантика которых связана с самим субъектом процесса. Сочетания с глаголами каузативной семантики в кумыкском языке не употребляются, в противном случае гет- или реализует свое самостоятельное значение: Ол бизге шу сёзлени айтып гетди (М. Абуков) «Он сказал нам эти слова и ушел», или же выступает в фразеологизированном сочетании Баягъы тюпсюз къуюну ягъында айтгъан хабарынг эсиме тюшюп гетди (А. Салаватов) «Вдруг мне вспомнился случай, который ты мне рассказал, возле того бездонного колодца»

Возможны в кумыкском языке модификации срединной фазы предельных глаголов. Отметим, что и здесь используются средства, уже известные по непредельным глаголам, — модели с тур-, юр-, олтур-, но эти модели не являются широко распространенными, видимо, потому, что медиальная фаза, самая сложная по семантической структуре, в этих глаголах актуализируется редко, ибо их функциональным ядром выступает все-таки конечная фаза. Как уже указывалось ранее, названные вспомогательные глаголы реализуют семантику пердуративного способа действия, показывающего проявление действия в сравнительно длительные и определенные отрезки времени. Способ действия сигнализирует, что определенный временной промежуток занят процессом и данный промежуток ограничен имплицитно представленной фазой начала (длится ведь только начавшийся процесс) и обязательно достигаемой через какое-то время конечной фазой (предельной точкой процесса) [7, с. 162]. Ясно, что указанная модификация возможна только для тех процессов, медиальная фаза которых сама является длительной, в противном случае в модели реализуется итеративная семантика, принадлежащая сфере количественной аспектуальности [10, с. 57]. Примеры на пердуратив: Агъав, биразгъа янтайып тур дагъы (А. Салаватов) «Агав, полежи немного»; Ери гелгенде, къарарбыз, ол ишни къоюп турайыкъ (И. Ибрагьимов) «Когда придет время рассмотрим, пока отложим это дело».

Отсутствие в течении действия перерывов, полнота, исчерпанность и интенсивность действия передается известной моделью -п + бер- «давать»: Нугьайгъа Зайналабит йимик уланны тарбиялап, оьсдюрюп бергени саялы памятник салма ярай эди (К. Абуков) «Нухаю за то, что воспитал и вырастил такого парня, как Зайналабид, необходимо ставить памятник». Форма –а бер- недопустима.

Особенностью срединной фазы глаголов становления (или развития, мутативных) является та акциональная семантика, которая говорит о динамике признака, т. е. его изменении в направлении предела со знаком нарастания или ослабевания. Этот семантический момент в кумыкском языке может подчеркиваться специальной моделью –а/-п + бар- «идти», эксплицирующей этап развития признака после его возникновения. Олагъа болгъан бир зат да болмады, оьзюм ирип бараман (М. Хангишиев) «С ними ничего не случилось, а я таю».

0бращает на себя внимание использование в качестве вспомогательного глагола бар-, который сам реализует семантику поступательного движения с оттенками интенсивности, поэтому и в этом случае можно говорить о близости самостоятельной и служебной семантики, передаваемой лексемой. И все же предпочтительнее считать, что модель предназначена для выражения определенной акциональной семантики, которая способна сочетаться с акциональностью любой глагольной лексемы, относящейся к группе мутативных [7, с. 164].

Использование акциональных форм –а бар или –п бар зависит от семантических групп предельных глаголов. Так, однонаправленные глаголы движения и глаголы определенно-направленного перемещения в пространстве субъекта, в семантике которых наличествует «консеквентное состояние», реализующее смысл «местонахождения» [10, с. 57-58] не допускают акциональную модель –а бар. Это глаголы-процессивы без каузативной семантики: чыкъ «выйти», гел- «приходить», гет- «уходить», геч- «проходить», оьт «проходить», бат- «тонуть», ет «дойти», тюш- «падать» и др.

Таким образом, при модификациях срединной фазы предельных глаголов оказывается значимым и качество отражаемого в ней процесса. Данное обстоятельство еще раз свидетельствует о том, что акциональная семантика теснейшим образом связана с общей семантикой лексемы и что взаимодействие грамматической и лексической семантики покоится на ономасиологическом фундаменте [7, с. 164-165].

Аналитическая форма на –а бит- в современном кумыкском языке используется редко и выражает незавершенность действия с оттенком продолжительности: Гирмеге сюебиз, тек адамлар чыгъа битмей «Хотим войти, но люди долго не выходят».

Особенностью аналитической формы –а башла является также то, что она со вспомогательным глаголом тур- может образовать трехэлементные конструкции типа йырлай туруп башла- «начинать петь». При этом акциональное содержание «начальная фаза однородного действия» осложняется еще оттенком интенсивности [2, с. 38].

Другие средства выражения особенностей завершения предельного процесса и достижения его результата характеризуются дополнительными семантическими наслоениями, поэтому применительно к ним можно говорить, как это принято в славянской аспектологии, о специально-результативных способах действия предельных глаголов. Каждая из этих форм, реализуя общее значение достигнутого результата, сообщает об особых условиях достижения последнего, связанных или с характеристикой реализации конечной фазы, или с особенностями объектов.

Здесь прежде всего можно указать на модель -п + ташла- «бросать», подчеркивающую полноту проявления результата, быстроту и интенсивность его достижения. Эта интенсивность сказывается, естественно, и на воздействии на объект, который должен претерпеть быстрое и сильное преобразование. Момент интенсивности иногда создает импликацию «вдруг». Такой способ действия можно назвать «интенсивно-результативным» [7, с. 167]. Примеры: Йыртып ташлап къоя эдим (М. Абуков) «Я рвал и выбрасывал». Данный способ действия содержит семему «итеративность». В этом случае идентичные события повторяются полностью, т.е. со своим началом, продолжением и прекращением.

Более нейтральной в отношении дополнительных характеристик (но применяемой также в сфере количественной спецификации процессов) является модель -п + сал- «ставить», «класть», используемая при глаголах действия. С ее помощью эксплицируется консеквентное состояние как результат завершенного чрезмерно-кратного действия. Примеры: Баракалла! Туврап салгъан воллагь (А. Салаватов) «Спасибо! Он взял да срубил».

Модель -п + чыкъ- «выходить» показывает полноту свершения одноактного действия над объемным аффицированным объектом: ^ Анам лампасын алып чыкъды (М. Абуков) «Мама вышла со своей лампой».

Аналитические формы на –ып чыкъ- выражают завершенное действие с оттенком заглазности, которое совершается помимо воли субъекта: Уллубий эртенге авруп чыкъды (М. Ягьияев) «К утру Уллубий заболел».

В зависимости от контекста и значения глагольной основы форма на –ып чыкъ- может выражать поверхностное, неосновательное действие: Кагъызны биринчи сатырларын Айна гёзлери булан чалт охуп чыкъды (Къ. Акгёзов) «Первые строки письма Айна быстро пробежала глазами».

Модель -п + йибер- «посылать» реализует значение исчерпанности действия, сопровождающегося оттенками интенсивности, внезапности, скоротечности: Юрегим чанчып йиберди (М. Абуков) «Сердце мое кольнуло». Акцент в данной акциональной форме делается на особенностях завершения именно самого действия, предполагающего повышенную активность субъекта и совершенного им действия, что мотивируется семантикой модификатора йибер- «отправить, посылать». Поэтому здесь имплицитно актуализован ингрессивный смысл: действие возникает и проявляется во всем его объеме — отсюда интенсивность и исчерпанность, достижение результата предельного действия, направленного на объект. Эту семантику интересно сопоставить с той моделью у глаголов состояния, где модификатором выступает гет- «уходить», и с такой же моделью у глаголов становления [7, с. 169]. Например: Къара гьали, нечик, шатланып йиберди! (М. Абуков) «Смотри, как вдруг он обрадовался».

Модификатор йибер- не допускает образования кратно-длительных аспектуально-временных форм с показателем тур-.

Модели -п + ал- «брать» и -п + бер- «давать» указывают на чрезмерно-интенсивный способ действия, на направленность и предназначенность действия соответственно в пользу субъекта или объекта действия, т. е. реализуют значения эготива и адрессива, но поскольку оба глагола-модификатора предельны, эти модели реализуют также обязательно и значение достижения результата, т. е. исчерпанности и тем самым завершенности процесса Примеры: Квартирге тёлеме герек, гьар затны сатып алма тюше (М. Абуков) «За квартиру надо оплатить, все нужно покупать».

Модель -п + къал- «оставаться», обозначает некий уровень «накопления признака», выявляемый в момент его фиксации. Ойнап къалыгъыз, яшлар. Ойнагъыз, ойнап къалыгъыз (М. Абуков) «Оставайтесь играть, дети. Играйте, оставайтесь играть». Дополнительным семантическим моментом здесь является момент внезапности, так как говорящий фиксирует тем самым, что в предшествующий период накопление признака происходило и к данному времени (периоду сообщения) его уже накоплена известная мера, и такое явление может быть интерпретировано как неожиданный факт: Гечип къой, юхлап къалгъан болгъанбыз (А. Салаватов) «Прости, оказывается, мы проспали».

Основной функцией вспомогательного глагола къал- является выражение законченности действия с сопровождающим значением внезапности, неожиданности: Агъачлыкъны ичи чув болуп къалды (У. Мантаева) «В лесу вдруг стало тихо». С деепричастием на –а, -е, -й вспомогательный глагол къал- выражает неполноту действия или действие, которое чуть было не совершилось: Йыгъыла къалдым «Я чуть было не упал». В зависимости от семантики деепричастия на –а, -е, -й къал- может обозначать также последующее определенным событием состояние субъекта: Къойлагъа Магьаммат оьзю къарай къалды (М. Абуков) «Магомед сам остался смотреть за овцами».

Аналитическая форма на –ып гел- выражает начало или зарождение, возникновение действия: Гюн чыгъып геле (Б. Атаев) «Солнце восходит». Данная форма в зависимости от значения деепричастной основы может обозначать неожиданное действие: Къарайман, бу магъа къолун гётерип геле! «Смотрю, он поднимает на меня руку!» (с намерением ударить). Аналитическая форма, состоящая из деепричастия на –а, -е, -й и вспомогательного глагола гел-, выражает последовательность, очередность действия: Учитель охувчулагъа бир ягъадан сорай геле «Учитель по порядку опрашивает учеников».

Форма -а/-ып къой- обнаруживает значение доведения до состояния, наступающего в результате совершения действия, называемого исходной основой: Тилимни ташны тюбюне салып, янчып къоярман (М. Хангишиев) «Язык свой положу под жернов и раздавлю». На наш взгляд, данная форма также может реализовать значение уровня «накопления признака» в момент его фиксации. Об этом говорят следующие примеры: айтып къойдум «я взял и сказал», берип къойдум «я взял и отдал». Так, если говорящий кому-то что-то отдал, то в предложении Сагьатымны мен огъар савгъат этип къойдум «Я взял да подарил ему свои часы» отмечен факт известной передачи часов в момент его фиксации. Дополнительным семантическим моментом здесь является отмеченный Ю. Д. Джанмавовым момент внезапности, неожиданности [4, с. 216].

Различаются формы -а къой- и -ып къой- степенью «накопления признака», доведенностью или недоведенностью до состояния, названного исходной основой. Ср.: Таш, къолумдан сыпгъырылып, тюше къалды «Камень, соскользнув с рук, чуть было не упал» и Таш, къолумдан сыпгъырылып, тюшюп къалды «Камень, соскользнув с рук, упал». Проспективную направленность действия на результат, реализованный в предмете (объекте), предназначенном для будущего использования, выражается формой –п къой: гьазирлеп къой «приготовить»; заготовить», онгарып къой «подготовить; приготовить». Форма –а къой такого использования не допускает.

Итак, предельные глаголы действия могут получать различные акциональные модификации. Их предельность и результатность оказывают существенное влияние на аспектуальные потенции лексем, на сложную фазовую структуру глагола, которая включает сему, имплицирующую предел развития процесса. С другой стороны, оказывается значимым и характер объекта воздействия, так как с ним связано возникновение конкретного результата данного воздействия. Семантическая емкость глаголов действия выделяет эти глаголы среди прочих семантических групп кумыкского глагола, способствует формированию многих морфологических акциональных средств (особенно в сфере модификации заключительной фазы).
Список литературы

  1. Гаджиахмедов Н. Э. К вопросу о средствах выражения способов глагольного действия в тюркских языках (на материале кумыкского языка) // Ученые записки ЛГУ. Вып.30. Востоковедение 14. Филологические исследования. - Л., 1988.

  2. Гаджиахмедов Н. Э. Типы начинательных модификаций в кумыкском языке в сопоставлении с русским // Дагестанский лингвистический сборник. – М.‚ 2004

  3. Гаджиев Э. Н. Видовременные формы глагола в кумыкском и турецком языках (в сравнительном освещении). – Махачкала, 2002.

  4. Джанмавов Ю. Д. Деепричастие в современном кумыкском литературном языке (сравнительно с другими тюркскими языками). – М., 1967.

  5. Маслов Ю. С. К основаниям сопоставительной аспектологии // Вопросы сопоставительной аспектологии. Вып. 1. – Л., 1978.

  6. Насилов Д. М. Аспектуальные значения аналитических образований и разряды глагольной лексики в узбекском языке // Теория грамматического значения и аспектологические исследования. – Л., 1984.

  7. Насилов Д. М. Проблемы тюркской аспектологии. Акциональность. – М., 1989.

  8. Недялков В. П. Начинательность и средства ее выражения в языках разных типов // Теория функциональной грамматики. Введение. Аспектуальность. Временная локализованность. Таксис. – М., 2001.

  9. Недялков В. П. Основные типы начинательных глаголов: инхоативы, ингрессивы, инцептивы // Языковое общение и его единицы. – Калинин, 1986.

  10. Сильницкий Г. Г. Структура глагольного значения и результатив // Типология результативных конструкций: результвтив, статив, пассив. – Л., 1983.

  11. Султанмурадов А. М. Способы выражения аспектуальных значений в кумыкском языке. Автореф. дис. … канд.филол.наук. –Махачкала, 1997.

  12. Тенишев Э. Р. Глаголы движения в тюркских языках // Историческое развитие лексики тюркских языков. – М., 1961.

  13. Халиков К. Глаголы движения в современном узбекском литературном языке. Автореф. дис. …канд. филол. наук. – Самарканд, 1967.

  14. Холодович А. А. Проблемы грамматической теории. – Л., 1979.

  15. Шелякин М. А. Предельные и непредельные глаголы несовершенного вида // Семантика и функционирование категории вида русского языка: Вопросы русской аспектологии. Вып. 3. - Тарту, 1978.

  16. Юлдашев А. А. Аналитические формы глагола в тюркских языках. – М., 1965.

  17. Юлдашев А. А. Соотношение деепричастных и личных форм глагола в тюркских языках. – М., 1977.

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

Типы начинательных модификаций в кумыкском языке в сопоставлении с русским
В предлагаемой статье предпринимается попытка выявить некоторые соответствия между типами начинательных модификаций и средствами...

К интерпретации количественной аспектуальности кумыкского глагола
В отечественной лингвистике аспектуальность трактуется как функционально-семантическая категория, объединяющая разноуровневые языковые...

Вопрос №26. Российской системы калибровки (рск)
Калибровка си (калибровка средств измерений) совокупность операций, выполняемых в целях определения действительных значений метрологических...

Исследование пассивного последовательного колебательного контура
Исследование влияния значений параметров элементов контура на его характеристики

Методическая разработка урока-обобщения по теме «Главные члены предложения»
Цели урока: обобщить знания о способах выражения подлежащего, типах сказуемого и способах его выражения

Конспект урока по немецкому языку по теме: «Präsens der starken Verben»
На русском языке ученик проговаривает образование настоящего времени и спрягает глаголы (fragen, baden, malen)

Разработка комплекса программных средств поддержки
Однако с увеличением числа курсов и пользователей стали возникать новые задачи и появилась потребность изменения функционирования...

Лабораторная работа №2 по дисциплине «Компьютерный дизайн и реклама»
Запросы в семантическом ядре должны максимально соответствовать представлениям посетителей о сайте. Семантическое ядро сайта составляют...

Предпосылки использования хранимых процедур на языке Java
Обзор, разработка и использование хранимых процедур, написанных на языке Java в субд oracle

Разработка системы визуального проектирования документации семейств программных продуктов
Разработка семейств программных продуктов – популярный и потенциально чрезвычайно эффективный метод разработки по, позволяющий повторно...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
odtdocs.ru
Главная страница