Курсовая работа анализ языковых средств объективизации концепта власть в современной английской литературе содержание введение Глава первая. Концепт «Власть»




НазваниеКурсовая работа анализ языковых средств объективизации концепта власть в современной английской литературе содержание введение Глава первая. Концепт «Власть»
страница1/8
Дата публикации14.04.2013
Размер0.62 Mb.
ТипКурсовая
odtdocs.ru > Культура > Курсовая
  1   2   3   4   5   6   7   8

КУРСОВАЯ РАБОТА


АНАЛИЗ ЯЗЫКОВЫХ СРЕДСТВ ОБЪЕКТИВИЗАЦИИ КОНЦЕПТА ВЛАСТЬ В СОВРЕМЕННОЙ АНГЛИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава первая. Концепт «Власть» и его место в англоязычной картине мира.

1. Концепт как единица описания языковой картины мира.

1.1. Когнитивная лингвистика и лингвокультурология.

1.2. Понятие картины мира в современной лингвистике.

1.3. Концепт и когнитивная метафора.

2. Способы описания концептов.

2.1. Сущностные характеристики лингвокультурного концепта.

2.2. Базовые признаки и структура лингвокультурного концепта.

2.3. Основные подходы к классификации лингвокультурных концептов.

2.4. Способы описания репрезентации концепта с помощью языковых средств.

3. Степень изученности концепта «Власть» («Power») в языковой картине мира.

Выводы по первой главе.

Глава вторая. Концептуальное поле «Власть» («Power») и языковые средства его объективизации в английском языке.

1. Принципы и методы выделения концептуального поля «Power» в английском языке. Имя поля. Семантика ключевого слова.

2. Состав и структура концептуального поля «Power».

3. Репрезентация концептуального поля «Power» в современной английской литературе.

Выводы по второй главе.

Заключение

Библиография

Список источников

Приложение

ВВЕДЕНИЕ

Лингвокультурологические исследования последних десятилетий указывают на то, что существует некий набор универсальных понятий-концептов, единый для всего человечества, однако эти концепты образуют конфигурации, уникальные для каждой культуры. Работы А. Вежбицкой, посвященные поиску семантических примитивов [Вежбицка 1999], а также работы Дж. Лакоффа и М. Джонсона о базовых метафорах человеческого сознания [Лакофф, Джонсон 1990] служат теоретическим и практическим подкреплением этого постулата. Труды многих исследователей, работающих в русле данного подхода, показывают, что наличие общих концептов позволяет носителям разных языков понимать друг друга, а способы интерпретации таких концептов тем или иным языком позволяют определить специфические черты, свойственные национальной картине мира: «наряду с огромной массой понятий, специфичных для данной культуры, существуют также некоторые фундаментальные понятия, подлежащие лексикализации во всех языках мира; так что культурные различия между группами основываются на том, как эти понятия используются, а не на наличии некоторых базовых понятий у одной культурной группы и их отсутствии у другой» [Вежбицка, 1996. С.231].

Поиск универсальных концептов человеческого сознания заключается в исследовании семантики так называемых «ключевых» слов. Это слова, которые могут служить «своего рода ключом к пониманию каких-то важных особенностей культуры народа, пользующегося данным языком» [Шмелев, 2002.С.11]. Критерием выбора ключевых слов обычно является факт выражения ими конфигураций смыслов, повторяющихся в качестве фоновых в целом ряде лексических единиц, употребляющихся в бытовой речи, в публицистике, художественной литературе и произведениях массовой культуры. Такие смыслы привычны для носителей языка и воспринимаются ими как нечто самоочевидное, являясь, при этом, концептуальными установками, формирующими их картину мира и образ мышления. При сопоставлении разных языков иногда оказывается, что ключевые слова, соотносящиеся с базовым концептом, универсальным для обоих языков, не являются переводными эквивалентами, хотя и принадлежат к одному семантическому полю.

Объектом настоящей работы является концепт «власть» и лингвистические средства его объективизации в современной английской литературе. Этот концепт отражает сложную иерархию системы социальной структуры человеческого общества, а также духовно-нравственное и морально-этическое измерения картины мира относительно шкалы «власть — подчинение», внутренней, духовной жизни личности, чем и объясняется выбор темы и объекта исследования. Несмотря на то, что этот концепт неоднократно привлекал внимание исследователей [Ледяев 2001, Мартынова 2006, Шабанова 2011 и др.], его нельзя считать полностью изученным. Исследования носят фрагментарный характер, в большинстве своем они ограничиваются одной специфической областью проявления концепта, например, общественно-политической сферой. Не претендуя на полное описание концепта «власть», что невозможно сделать в рамках данной работы, мы, тем не менее, предприняли попытку комплексного анализа этого феномена на материале современной англоязычной литературы.

Предметом исследования являются линговокультурологические особенности языковой концептуализации власти в английском языке.

Целью исследования является изучение концепта «власть» («power») как одного из ключевых концептов англоязычной культуры посредством анализа его языковых репрезентаций в современном английском языке. Нами предпринята попытка выявить природу универсального концепта «власть» как характерного для англоязычной лингвокультуры концепта не только посредством толковых словарей, но и с помощью сплошного анализа художественных текстов с учетом контекстных связей. Контекст уточняет значение, выявляет нюансы его семантики.

В соответствии с целью исследования в работе ставятся следующие задачи:

1. изучение взаимосвязи языка и культуры в рамках лингвокультурологии;

2. уточнение понятия «концепт»;

3. описание концептуального поля «власть» в английском языке;

4. выявление языковых средств, объективизирующих данный концепт в английском языке.

5. выявление областей смысла, в которых реализуется данный концепт.

^ Рабочая гипотеза работы заключается в том, что языковые средства реализации лингвокультурного концепта проявляют себя в виде полевой незамкнутой структуры, обладающей собственными признаками, отличающей ее от лексико-семантических полей.

Актуальность темы исследования заключается в том, что она находится в русле когнитивного подхода к изучению языка и объясняется возросшим интересом к взаимодействию речевой деятельности и мышления, психологическим процессам порождения и функционирования речи. Универсальный концепт «власть» входит в концептуальную систему любой человеческой общности, он проявляется на межличностном уровне и по-разному выражается в разных языках, обладает рядом этнокультурных вариантов.
Новизна проведенной работы определяется тем, что языковое выражение концепта «власть» в английском языке до сих пор системно не определено с точки зрения его употребления в контексте современной литературы, в нашем случае — англоязычных произведений XX и XXI столетия. Новой является также попытка описания концептуального поля данного феномена.

Материалом исследования послужили статьи толковых и этимологических словарей, а также иллюстративный материал словарей других типов (тезаурусных, синонимических, двуязычных), а также контексты, извлеченные из текстов разных типов, произведения английских и американских авторов XX и XXI столетия. Из художественных произведений материал был получен методом сплошной выборки. Всего было выявлено 589 контекстных употреблений лексем power, powerful и authority.

В основу теоретической базы исследования лег ряд принципов и положений когнитивной семантики и лингвокультурологии, а именно: принцип единства и взаимовлияния языка, мышления, сознания и культуры (Н.Д. Арутюнова, А. Вежбицкая, Г. В. Елизарова, В.Н. Телия, Р. Якобсон и др.), положение о наличии в составе культурного концепта понятийной, образной и ценностной составляющих (С.Г. Воркачев, В.И. Карасик), принцип вариативности концептов культуры (С.Г. Воркачев).

В исследовании применялись следующие методы: дефиниционный анализ, компонентный анализ, контекстуальный анализ, этимологический анализ, анализ синонимов и дериватов ключевого слова; анализ сочетаемости ключевого слова, паремий и афоризмов; приём количественных подсчетов. Методологической базой настоящей работы является концептуальное положение о диалектической взаимосвязи языка, мышления, познания и культуры, их взаимной обусловленности (см. указ. работы Арутюновой, Елизаровой, Телии, Вежбицкой).

^ Теоретическое значение работы состоит в том, что оно продолжает развивать теоретические основы когнитивной лингвистики, объединяя антропологические характеристики человека с их реальным языковым выражением. Результаты исследования могут содействовать дальнейшему развитию семантической теории, в частности, когнитивной семантики. Практическое значение проведенного исследования заключается в том, что его результаты могут использоваться в работах, посвященных вопросам концептуального пространства и его выражения в языке и речи, в курсах культурологического направления, в курсе лексикологии и стилистики современного английского языка, в практике обучения английскому языку студентов.

Структура работы определяется целями и задачами. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии и приложений.

Во введении мотивируется выбор темы и объекта исследования, формулируется основная цель и задачи работы, описывается объем эмпирического материала и методология исследования, структура работы.

В первой главе рассматриваются основные теоретические вопросы – взаимосвязь языка и культуры в рамках культурологии, определение картины мира, концепта, его характеристики, типология концептов, способы описания концептов, а также степень разработанности концепта «власть».

Вторая глава ставит своей целью описать и проанализировать концептуальное поле «власть» на материале современной английской и американской литературы, выявить языковые средства, репрезентирующие этот концепт, а также описать их лексико-семантические особенности.

В заключении подводятся итоги исследования.

^ ГЛАВА ПЕРВАЯ

Концепт Власть и его место в англоязычной картине мира

1. Концепт как единица описания языковой картины мира.

В настоящей главе рассматривается проявление в английском языке концепта Власть, что подразумевает определение и описание данного феномена с позиций лингвистической науки и смежных с ней дисциплин в терминах современной научной парадигмы. Для этого необходимо подробнее остановиться на терминологическом аппарате, используемом в работе.

^ 1.1. Когнитивная лингвистика и лингвокультурология.

Современный этап развития языкознания принято рассматривать в рамках антропоцентрической парадигмы. Основным постулатом этой парадигмы является то, что «язык, будучи человеческим установлением, не может быть понят и объяснен вне связи с его создателем и пользователем» [Кравченко 1996: 6], а первые упоминания о таком подходе к изучению языка мы находим в трудах В. фон Гумбольдта и Э. Бенвениста. Именно В. фон Гумбольдт отметил, что «человек становится человеком только через язык, в котором действуют творческие первосилы человека, его глубинные возможности. Язык есть единая духовная энергия народа» [Гумбольдт 1984: 314]. Одна из частей работы Э. Бенвениста «Общая лингвистика» носит название «Человек в языке», где он пишет, что в мире существует только человек с языком, человек, говорящий с другим человеком, и язык, таким образом, принадлежит самому определению человека [Бенвенист 2002: 298]. Об антропоцентричной природе языка напоминает Арутюнова: «человек запечатлел в языке свой физический облик, свои внутренние состояния, свои эмоции, свой интеллект, свое отношение к предметному и непредметному миру, природе, свои отношения к коллективу людей и другому человеку» [Арутюнова 1999: 3]. Определяя сущность антропоцентризма как основного принципа лингвистических исследований Кубрякова говорит о том, что «научные объекты изучаются прежде всего по их роли для человека, по их назначению в его жизнедеятельности, по их функциям для развития человеческой личности и ее усовершенствования. Человек становится точкой отсчета в анализе тех или иных явлений, он вовлечен в этот анализ, определяя его перспективы и конечные цели» [Кубрякова 1995: 212].

В рамках названной парадигмы и в соответствии с ее принципами плодотворно развивается несколько научных направлений, наиболее значимыми из которых являются когнитивная лингвистика и лингвокультурология.

Когнитивная лингвистика является одной из областей когнитивной науки (cognitive science). Ее формирование как самостоятельного направления начинается во второй половине 70-х годов, а окончательное оформление относится к последним десятилетиям XX века.

Когнитивная лингвистика «изучает язык как когнитивный механизм, играющий роль в кодировании и трансформировании информации» [КСКТ 1996: 53 – 55]. Объектом исследования нового направления признаются «различные структуры знания и языковые способы и механизмы их обработки, хранения и передачи, способы познания и концептуализации окружающего мира и их отражение в языковых единицах и категориях» [Болдырев 1998: 3].

В качестве основных источников когнитивной лингвистики традиционно называют психолингвистику, лингвистическую семантику, когнитивную науку, предметом которой является устройство и функционирование человеческих знаний. Свою роль в становлении когнитивной лингвистики сыграли также данные лингвистической типологии и этнолингвистики, позволяющие определить, что в структуре языка универсально, и подталкивающие к поиску внеязыковых причин универсалий и разнообразия.

Лингвокультурология является ответвлением этнолингвистики. В задачи этой научной дисциплины входит изучение и описание взаимоотношений языка и культуры, языка и этноса, языка и народного менталитета. Основу категориального аппарата лингвокультурологии составляют понятия языковой личности и концепта, четкого и однозначного определения которым, однако, до настоящего времени не существует.

Под «языковой личностью» понимается человек как носитель языка, рассматриваемый с точки его способности к речевой деятельности, т.е. комплекс психо-физических свойств индивида, позволяющий ему производить и воспринимать речевые произведения (речевой аспект). Под «языковой личностью» понимается также совокупность особенностей вербального поведения человека, использующего язык как средство общения (коммуникативный аспект). И, наконец, под «языковой личностью» может пониматься закрепленный преимущественно в лексической системе базовый национально-культурный прототип носителя определенного языка, составляемый на основе мировоззренческих установок, ценностных приоритетов и поведенческих реакций, отраженных в словаре (словарный, этносемантический аспект).

^ 1.2. Понятие картины мира в современной лингвистике.

Несмотря на то, что феномен, называемый картиной мира, неотделим от человеческого сознания, реалия, называемая этим термином, стала предметом научно-философского рассмотрения лишь в недавнее время.

Термин «картина мира» появился в конце XIX – начале XX в. Современные авторы картину мира понимают как глобальный образ мира, лежащий в основе мировоззрения человека и выражающий существенные свойства мира для человека, которые он осмысливает в результате своей духовной и познавательной деятельности. Понятие картины мира относится к числу фундаментальных понятий, выражающих специфику человеческого бытия, взаимоотношения его с миром, важнейшие условия его существования в мире. Картина мира есть целостный образ мира, который является результатом всей активности человека. Она возникает у человека в ходе всех его контактов и взаимодействий с внешним миром. Это могут быть и бытовые контакты с миром, и предметно - практическая активность человека. Картина мира формирует тип отношения человека к миру – природе, другим людям, задаёт нормы поведения человека в мире, определяет его отношение к жизни [Апресян 1999: 45].

Язык непосредственно участвует в двух процессах, связанных с картиной мира. Во-первых, в его недрах формируется языковая картина мира, один из наиболее глубинных слоёв картины мира у человека. Во-вторых, сам язык выражает и эксплицирует другие картины мира человека, которые через посредство специальной лексики входят в язык, привнося в него черты человека, его культуры. При помощи языка опытное знание, полученное отдельными индивидами, превращается в коллективное достояние, коллективный опыт.

Языковая картина мира – это отражённый средствами языка образ сознания – реальности, модель интегрального знания о концептуальной системе представлений, репрезентируемых языком. Языковую картину мира принято отграничивать от концептуальной, или когнитивной модели мира, которая является основой языкового воплощения, словесной концептуализации совокупности знаний человека о мире [Колшанский 1990].

Языковую, или наивную картину мира, так же принято интерпретировать как отражение обиходных, обывательских представлений о мире. Идея наивной модели мира состоит в следующем: в каждом естественном языке отражается определённый способ восприятия мира, навязываемый в качестве обязательного всем носителям языка. Ю.Д. Апресян языковую картину мира называет наивной в том смысле, что научные определения и языковые толкования не всегда совпадают по объёму и даже содержанию [Апресян 1999: 357].

Концептуальная картина мира или «модель» мира, в отличие от языковой, постоянно меняется, отражая результаты познавательной и социальной деятельности, но отдельные фрагменты языковой картины мира ещё долго сохраняют пережиточные, реликтовые представления людей о мироздании. Результаты материальной и духовной деятельности, социально-исторические, эстетические, моральные и другие нормы и ценности, которые отличают разные поколения и социальные общности, воплощаются в различных концептуальных и языковых представлениях о мире.

Исследуя когнитивные основания языковой номинации, Е.С. Кубрякова справедливо говорит о языковой картине мира как о структуре знаний о мире, тем самым дополнительно подчёркивая когнитивный характер этой ментальной сущности. «Когнитивно ориентированное исследование деривационных процессов позволяет уточнить не только специфику "картирования" мира в отдельно взятом языке, но и – при должном обобщении таких данных в типологическом плане – способствовать выведению некоторых общих положений о понимании человеком главных бытийных категорий, особенностей мироздания, закономерностей устройства мира, как в физическом аспекте человеческого бытия, так и в его социальной организации и во всей свойственной человеку системе его ценностей и нравственных, морально-этических оценок» [Кубрякова 1995: 336-337].

На современном этапе развития лингвистики особенности концептуализации мира языком были продемонстрированы на большом фактическом материале. В ходе описания экзотических языков (австронезийских, австралийских и др.) было выявлено различие в способах концептуализации, присущих этим языкам, с одной стороны, и индоевропейским языкам, с другой (работы Э. Сепира, Б. Уорфа, Х. Хойера, А. Вежбицкой и многие другие). Результатом развития семантики явились описания целых семантических полей, или фрагментов языковой картины мира, представленных в литературных европейских языках, а также сравнение этих полей в разных языках (труды Ю.Д. Апресяна, исследования А. Вежбицкой, В.Г. Гака, В.З. Санникова, Е.С. Яковлевой).

^ 1.3. Концепт и когнитивная метафора.

Термин "концепт" (от лат. conceptus – «мысль», «понятие») является междисциплинарным или, по определению Е.С. Кубряковой, "зонтиковым", так как «покрывает» предметные области нескольких научных направлений, занимающихся проблемами мышления и познания, хранения и переработки информации [Кубрякова 1996: 58]. Согласно Краткому словарю когнитивных терминов, «понятие концепт отвечает представлению о тех смыслах, которыми оперирует человек в процессах мышления и которые отражают содержание опыта и знания, содержание результатов всей человеческой деятельности и процессов познания мира в виде неких "квантов" знания» [Краткий словарь когнитивных терминов 1996: 90].

Возникнув как понятие математической логики, термин закрепился в психологии, культурологии, философии, когнитологии, стал базовым в когнитивной лингвистике. В научный обиход отечественного языкознания был введен в 20-е годы ХХ века. Однако лишь в 80-е гг. в связи с переводами работ англоязычных авторов понятие «концепт» как термин прижилось в отечественной лингвистике [Бабушкин 1996: 14], и с начала 90-х стало активно использоваться в лингвокогнитологии.

Несмотря на широкое распространение, термин концепт до сих пор не имеет однозначного толкования и варьируется в концепциях различных научных направлений. Как отмечают исследователи, «концепт – категория мыслительная, ненаблюдаемая, и это дает большой простор для ее толкования. Категория концепта фигурирует сегодня в исследованиях философов, логиков, психологов, культурологов, и она несет на себе следы всех этих внелингвистических интерпретаций» [Попова, Стернин 2006: 21].

Словарь констант русской культуры под редакцией Ю.С. Степанова дает культурологическое определение концепта – это «как бы сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. Концепт – это то, посредством чего человек – рядовой, обычный человек сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее . Концепты не только мыслятся, они переживаются. Они – предмет эмоций – симпатий и антипатий, а иногда и столкновений» [Степанов 1997: 40 – 41].

Н.Д. Арутюнова в рамках логического или логико-философского направления трактует концепт как понятие практической (обыденной) философии, являющейся результатом взаимодействия таких факторов, как национальная традиция, фольклор, религия, идеология, жизненный опыт, образы искусства, ощущения и система ценностей. Концепты образуют «своего рода культурный слой, посредничающий между человеком и миром» [Арутюнова 1999: 3].

Как уже отмечалось, концепт более широкая, чем понятие, категория. По словарному значению «концепт» близок «понятию». В английских словарях «концепт» — «идея, лежащая в основе целого класса вещей», «общепринятое мнение, точка зрения» (general notion) . В Longman Dictionary of Contemporary English «концепт» определяется как «чья-то идея о том, как что-то сделано из чего-то или как оно должно быть сделано» (someone’s idea of how something is, or should be done). Исследования показывают, что концепт семантически глубже, богаче понятия. Концепт приближен к ментальному миру человека, следовательно, к культуре и истории: «Концепты представляют собой коллективное наследие в сознании народа, его духовную культуру, культуру духовной жизни народа. Именно коллективное сознание является хранителем констант, то есть концептов, существующих постоянно или очень долгое время» [Степанов 1997: 76]. Когнитивный статус концепта в настоящее время сводится к его функции быть носителем и одновременно способом передачи смысла. Это свойство сближает концепт с такими формами отражения смысла, как знак, образ, архетип, гештальт, что позволяет называть концепт основным способом культурной трансляции.

Как об этом пишет С.Г. Тер-Минасова, «важнейшая функция языка заключается в том, что он хранит культуру и передает ее из поколения в поколение. Именно поэтому язык играет столь значительную роль в формировании личности, национального характера, этнической общности, народа, нации» [Тер-Минасова 2000:80]. Чем богаче национальный, сословный, классовый, профессиональный, семейный и личный опыт человека, тем более богатой и разработанной является система концептов его сознания. В совокупности потенции, открываемые в словарном запасе отдельного человека, как и всего языка в целом, можно называть концептосферами. Это понятие, введенное Д.С. Лихачевым [Лихачев 2005:153], можно считать своеобразной альтернативой термина «языковая картина мира». Концептосфера — совокупность концептов, из которых складывается миропонимание носителя языка. Отталкиваясь от совокупности концептосфер отдельной личности, исследователь приходит к концептосфере национального языка. В настоящее время общепринятым является мнение о том, что как в культуре, так и в языке каждого народа присутствует универсальное (общечеловеческое) и национально-специфическое. В то же время в любой культуре имеются присущие только ей культурные значения, закрепленные в языке, моральных нормах, убеждениях, особенностях поведения и т.п. Концепт – это универсальный феномен, поэтому его использование помогает установить особенности национальной картины мира.

С понятием базового концепта связан и другой важный феномен — базовая, или когнитивная, ключевая, метафора. В русле когнитивного подхода метафора рассматривается как способ переработки знаний, присущий человеческому сознанию. В этом смысле метафора понимается как как некая порождающая модель, которая позволяет объяснить одну сферу действительности с помощью другой, более знакомой. Модель метафоры, состоящая из образа источника (того, что сравнивается), образа цели (того, с чем сравнивается) и когнитивного мостика, содержащего в себе основание переноса (почему сравнивается), служит инструментом категоризации действительности путем ассоциативно-образного переосмысления исходного образа [Баранов, Караулов 1991]. Впервые о базовых метафорах и их роли в осмыслении действительности заговорили американские ученые Дж. Лакофф и М. Джонсон, они же составили классификацию базовых метафор, выделив, в частности, пространственные, онтологические и антропологические базовые метафоры [Лакофф, Джонсон 1980]. Их работы послужили мощным толчком для развития нового продуктивного направления лингвокультурных и лингвокогнитивных исследований, так как оказалось, что основные концепты человеческого сознания находят свою реализацию в ключевых метафорах. Таким образом, изучая механизм действия метафоры, становится возможным проникнуть в суть концептуальной сферы мышления человека.

В попытках выявить и систематизировать способы проявления в языке базовых метафорических концептов человеческого сознания за последние тридцать лет было написано немало работ, в которых описываются как отдельные концепты (Строение, Война, Путь и др.), так и делаются попытки составить целые словари метафорических концептов (см. работы Дж. Лакоффа и М. Джонсона, А. Вежбицкой, А.Д. Шмелева, Г.Н Скляревской, А.Н. Баранова, Ю.Н. Караулова и др.). Подобные исследования базовых концептов позволяют выявить общее и сугубо национальное в картинах мира разных языковых общностей.

2. Способы описания концептов.

2.1. Сущностные характеристики лингвокультурного концепта.

В процессе познания информация об окружающей действительности обобщается и хранится в виде концепта в сознании индивида, а его объективация происходит посредством редукции сложного ментального образования до упрощенного конкретного смысла в каждом акте общения и номинации [Новодранова 2006: 389].

Оставаясь в русле культурологического подхода [Степанов 1997; Юлтимирова 2006, Воркачев 2003], мы в данной работе придерживаемся определений концептов, данных Ю.С. Степановым: концепт — это «…то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И… то, посредством чего человек… сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее» [Степанов 1997:778], Арутюновой: концепты это «аксиологически окрашенные и мировоззренчески ориентированные, культурно значимые единицы обыденного философского (преимущественно этического) сознания» [Арутюнова 1993:3-6; Арутюнова 1999:617-631], а также Воркачевым: концепты — это «культурно отмеченные, вербализованные смыслы, представленные в плане выражения целым рядом своих языковых реализаций, образующих соответствующую лексико-семантическую парадигму» [Воркачев 2003]. На основе этих определений строится рабочее понятие концепта для данного исследования:

Концепт — культурно маркированная и мировззренчески ориентированная смысловая единица, являющаяся продуктом коллективного мышления, хранящаяся в сознании языковой личности и объективированная рядом языковых средств.

Основанием для выделения лингвокультурных концептов можно считать систематизированные в исследовании О. А. Ипановой критерии: высокочастотность имени концепта, переживаемость, лингвокультурная маркированность, мировоззренческая ориентированность, номинативная плотность, этимологическая память и др [Ипанова 2006].

^ 2.2. Базовые признаки и структура лингвокультурного концепта.

Постоянно возрастающий интерес к проблеме изучения концептов вообще и лингвокультурных концептов в частности, а также появление значительного количества научных исследований (Попова, Стернин; Вежбицкая, Телия и др.) привели на данном этапе к становлению новой области научного знания — лингвоконцептологии. На сегодняшний день основными направлениями лингвоконцетологии считаются определение концептологической топологии и анализ концептологической аспектации [Воркачев 2002]. В настоящее время накопилось значительное количество работ по исследованию структуры концептов, позволяющих обобщить опыт и выделить базовые признаки данного феномена.

Попытка комплексного анализа аспектаций лингвокультурного концепта представлена в работах В.И. Карасика и Г.Г. Слышкина [Карасик, Слышкин 2001, 2003]. Исследователи рассматривают функционирование, содержательный и структурный план концептов, а также динамику их существования, выделяя следующие характерные признаки лингвокультурных концептов:

1) комплексность бытования (лингвокультурный концепт — проекция элементов культуры, хранящаяся в сознании, представленная в языке);

2) ментальная природа, многомерность;

3) ценностность (центром концепта всегда является ценность, поскольку концепт служит исследованию культуры);

4) условность и размытость, изменчивость;

5) ограниченность сознанием носителя;

6) трехкомпонентность (наличие ценностного фактуального и образного элементов);

7) полиапеллируемость;

8) поликлассифицируемость, и др.

Интерес представляет также концепция Ю.С. Степанова, который выделяет три «слоя» концепта:

1) основной, актуальный признак (как средство понимания и общения, используемое всеми или большинством носителей языка);

2) один или несколько дополнительных признаков, являющихся актуальными лишь для отдельных групп языковых личностей;

3) внутреннюю форму (этимологию концепта) [Степанов 1997:44].

^ 2.3. Основные подходы к классификации лингвокультурных концептов

В основе попытки классифицировать концепты по различным основаниям лежит желание, прежде всего, в очередной раз конкретизировать это понятие, а также облегчить процесс описания конкретных концептов посредством отнесения их к какому-либо типу или классификационной группе.

На сегодняшний момент типология концептов находится в стадии разработки, а в исследованиях встречаются многочисленные классификации концептов по различным основаниям [Бабушкин 1996; Карасик, Слышкин 2001; Слышкин 2004; Солдатова 2003; Стернин 2001].

Известные типологии можно условно разделить на несколько групп:

1. ^ Семантические классификации. Данные классификации рассматривают концепты с позиции сферы их употребления, делая акцент на смысловом значении. Так в работе Д. С. Лихачева «Концептосфера русского языка» представлено деление концептов с точки зрения их тематики. Подобные тематические совокупности образуют эмоциональную, образовательную, текстовую и другие концептосферы [Лихачев 2005].

А.Я. Гуревич подразделяет лингвокультурные концепты на философские категории (время, пространство, причина, изменение, движение), и социальные, так называемые культурные категории (свобода, право, справедливость, труд, богатство, собственность) [цит. по Солдатовой 2003].

2. ^ Классификации концептов на основе их выражения и функционирования в языке. В эту группу можно отнесли типологии концептов, данные Е.В. Образцовой, А.П. Бабушкиным, Н.Н. Болдыревым, и др.).

Анализируя динамику языковой объективации лингвокультурных концептов, Е.В. Образцова разделяет концепты на устойчивые — имеющие закрепленные за ними средства вербализации, и неустойчивые, глубоко личностные, редко объективируемые в языке [Образцова 2004].

Большую известность получила классификация лингвокультурных концептов А.П. Бабушкина, базирующаяся на семантико-структурном основании. В данном случае концепты подразделяются на лексические и фразеологические [Бабушкин 1996]. Эту классификацию Н.Н. Болдырев дополняет классом грамматических концептов, а также подразделяет концепты по содержанию и степени абстракции [Болдырев 2001:36, 43].

Кроме вышеперечисленных существуют так же примеры функционально-социлогической (индивидуальные, микрогрупповые, макро-групповые, этнические, цивилизационные, общечеловеческие концепты) [Слышкин 2000], структурной (одноуровневые, многоуровневые и сегментные концепты) и других классификаций лингвокультурных концептов, наличие которых в очередной раз подтверждает неоднородность и многомерность лингвокультурных концептов и сложность их исследования [Стернин 2001:59-60].

Таким образом, основными характеристиками концепта является неразрывность понятийной составляющей от его ценностной ориентации, а также наличие тех периферийных элементов, которыми лингвокультурный концепт «обрастает» в процессе своего существования в сознании языковой общности в целом и носителя языка в частности. Лингвокультурный концепт состоит из компонентов объективного или субъективного мира (концептуальных признаков), которые находят выражение на различных уровнях и в различных актах языка.

^ 2.4. Способы описания репрезентации концепта с помощью языковых средств.

Единства мнений относительно числа семантических параметров, по которым возможно изучение концепта, на данный момент нет: сюда включаются понятийное, образное, ценностное, поведенческое, этимологическое и культурное "измерения", каждое из которых может быть приоритетным в исследовании [Карасик, Слышкин 2003; Ляпин 1997:18-19, 34].

Как правило, представительство концепта в языке приписывается слову а само слово получает статус имени концепта — языкового знака, передающего содержание концепта наиболее полно и адекватно [Воркачев 2003].

Существуют различные термины для обозначения языкового выражения концепта: языковая апелляция, вход в концепт, также объективация или репрезентация концепта в языке [Слышкин 2004; Стернин 2001; Ухова 2006].

Языковая репрезентация концепта осуществляется на различных уровнях языка и с помощью целой парадигмы средств. Это могут готовые лексемы и фразеосочетания; свободные словосочетания; структурные и позиционные схемы предложений, несущие типовые пропозиции (синтаксические концепты); тексты и совокупности текстов (при необходимости экспликации или обсуждения содержания сложных, абстрактных или индивидуально-авторских концептов) [Образцова 2004]. Так, например, для активизации в сознании носителя английского языка концепта «sport» можно использовать не только лексему «sport», но и «game», «score», «team», «competition» и т.п.

Нередко утверждается, что центральные концепты отражены в грамматике языков и что именно грамматическая категоризация создает каркас для распределения всего концептуального материала, выраженного лексически. В.И. Карасик и Г.Г. Слышкин приводят примеры объективации концептов при помощи морфем (уменьшительно-ласкательные суффиксы — концепт «нежность») или словоформ (глагольная форма «ложить» — концепт «безграмотность»).

В исследовании способов репрезентации лингвокультурного концепта В.И. Карасик и Г.Г. Слышкин выдвигают ряд важных для изучения языковой объективации концепта положений:

1) На протяжении существования концепта совокупность способов его языкового выражения может в различной степени меняться;

2) Способы апелляции к одному концепту в различных культурах различны;

3) Чем многообразнее потенциал знакового выражения концепта, тем более древним является этот концепт и тем выше его ценностная значимость в рамках данного языкового коллектива [Карасик, Слышкин 2003].

Рассмотрение концепта в рамках модели ассоциативных связей языковых единиц и значений представляет собой анализ взаимодействия концепта как системы с другими концептами, где совокупность входа в концепт —считается интразоной концепта, а совокупность выходов — экстразоной (Сюда относят переносные и фразеологические значения, паремии и соответствующие им ассоциативные связи). Модель предполагает рассмотрение комплекса ассоциативных связей, в которые вовлечен конкретный концепт. Ассоциации характерные для интра- и экстразоны считаются сквозными [Слышкин 2004].

Альтернативная, «двухуровневая» методика описана в работе И.А. Стернина. Основываясь на концепции ядерно-периферийной структуры концепта, он предлагает последовательное описание ядра и интерпретационного поля различных концептов. Автор предоставляет подробный алгоритм анализа концептного ядра, включающий выделение слов-репрезентов (анализ семантики имени концепта, синонимов, симиляров, антонимов ключевой лексемы), поиск выделенных семем в других языковых репрезентациях; выявление способов категоризации концептуализируемого явления и т. д. В качестве анализа интерпретационного поля И.А. Стернин предлагает изучение паремий, афоризмов, различных толкований в художественных, научных и публицистических текстах [Стернин 2001].

Для систематического описания языковых средств объективации концепта T.В. Ухова предлагает выделение вертикального (парадигма слова-имени концепта) и горизонтального (синтагматические отношения лексем-объективаторов) модусов объективации концепта [Ухова 2006:166].

Таким образом, для описания языковых средств объективации концепта наиболее удачным представляется полевой подход. При изучении сложных семантических конгломератов лексики, как, например, фразеологизмы или метафоры, возникла необходимость углубить и дополнить уже имеющийся опыт в полевом описании разных лексических группировок, что и было сделано в работах Л.М. Васильева, Ю.Н. Караулова, Р.М. Гайсиной, А.К. Бириха, И.А. Стернина и др. [Васильев 1975; Караулов 1976; Гайсина 1990; Бирих 1995; Стернин 2000]. Данный подход был апробирован при описании метафорических полей в работах Е.А. Шенделевой (Юриной), Г.Н. Скляревской, Н.А. Илюхиной [Шенделева 1999; Скляревская 1993; Илюхина 1997]. Концептуальное поле описано в работе О.Н. Волобуевой [Волобуева 2011].

Основными признаками такого поля являются: лексема, определяемая в языке как имя поля, т.е. обладающая наиболее полным и обобщенным набором семантических признаков, свойственных в той или иной степени другим членам поля; наличие ядерных и периферийных элементов; незавершенность структуры, пересечение со смежными полями по периферии. В нашей работе при описании концепта Власть мы будем придерживаться именно такого подхода.

3. Степень изученности концепта Власть в языковой картине мира.

Концепт ^ Власть (Power) относится к числу важных понятийных областей человеческого сознания, так как реализует систему знаний, связанных с организацией человеческого социума, выражает закономерности отношений между людьми на оси «власть» — «подчинение власти» и оказывает значительное влияние на самые разные стороны жизни людей. Неслучайно этот концепт привлекал и привлекает внимание ученых: его структура изучалась как в онтологии, так и посредством анализа лексикографических и художественных источников.

В фундаментальном труде отечественного ученого В.Г. Ледяева, посвященном изучению концепта власти дан концептуальный и типологический анализ власти, выделены и классифицированы основные подходы к пониманию власти, обоснованы принципы конструирования понятия власти и предложены способы решения важнейших проблем в определении понятия власти и ее форм [Ледяев 2001]. Автор приводит обзор отечественной и зарубежной литературы по этому вопросу. В частности, он говорит о том, что основные подходы к определению власти начали формироваться уже в контексте античной философии как обобщение социально-политического опыта Древней Эллады и Древнего Рима. Средневековье обогатило, эти подходы схоластической проработкой концепции “двух мечей”. Ренессанс актуализировал проблемы власти , привлекая внимание к проблеме “Государя”. В новоевропейской философии сформировались основы “каузальной” концепции власти, которая и по сей день превалирует в западной социально-философской, социологической и политологической литературе. К анализу понятия обращались многие философы, социологи и политические мыслители с мировым именем, в том числе М. Вебер, Б. Рассел, Х. Лассуэлл, М. Фуко, С. Льюкс и др. (цит. по В.Г. Ледяеву) [Ледяев 2001]. В отечественной социально-философской, социологической, юридической и политологической литературе также накоплен определенный концептуальный опыт исследования власти. В книге В.Г. Ледяева приводится список трудов ученых, посвятивших свои изыскания проблеме власти.

Отдельным сторонам концепта «власть» посвящены статьи, написанные в русле лингвокогнитологии и лингвокультурологии. В частности, изучению и описанию концепта власти в русскоязычной картине мира посвящены работы ряда исследователей. Ю.А. Данилова и П.С. Учиров [Данилова, Учиров 2012] посвятили свою статью реконструкции и описанию универсального концепта «власть» как феноменальной составляющей языковой личности спичрайтера на материале выступлений В. В. Путина и Д. А. Медведева. Особое значение в статье уделено выявлению системных отношений, в частности, валентности лексемы «власть» или ее дериватов — в зависимости от их сочетаемости с другими одноуровневыми единицами языка план содержания конкретизируется и наполняется необходимым, с точки зрения спичрайтера и, конечно, заказчика, смыслом. Это позволило сопоставить некоторые особенности языковой экспликации концепта и выявить общее и частное, узуальное и индивидуальное в концептуальном наполнении данного смыслокомплекса в дискурсе политических лидеров РФ.

Е.А. Касаткина посвятила свое диссертационное исследование концепту «власть» в русской лингвокультуре, рассмотрев его в когнитивном и фразеосемантическом аспектах [Касаткина 2012]. В русском политическом дискурсе сталинской эпохи данный концепт, а также концепт «страх» рассматриваются в работе О.М. Коробковой [Коробкова 2009]. Интересные факты, раскрывающие содержание концепта «власть» для русской культуры представлены в работе «Специфика концепта "власть" в древнерусской культуре» [Электронный ресурс 2012].

Имеется также ряд работ, в которых проявление в языке концепта «власть/power» изучалось в сопоставительном аспекте на материале русского и английского языков. Так, в работе Ю.А. Мартыновой [Мартынова 2006] на материале американской прессы проанализирована смысловая структура лексем, репрезентирующих интересующий нас концепт.

А.А. Шабанова в свою очередь провела лингвистический анализ концепта «власть»/«power», полагая, что данный концепт является одним из основных в любой современной культуре. Статья представляет собой лингвистический анализ результатов ассоциативного эксперимента, проведенного в 2010-2011 гг., с участием представителей англоязычной (американский вариант) и русскоязычной лингвокультур [Шабанова 2011].

Таким образом, и этот краткий обзор доказывает, что понятие власти является важным инструментом объяснения и исследования социальной реальности.

Выводы по первой главе.

Теоретический анализ литературы, посвященной изучению взаимосвязи культуры и языка, а также основных аспектов лингвокультурного концепта как культурно-окрашенной смысловой единицы позволяет сделать ряд выводов, соотносимых с поставленными в работе задачами:

1. Изучение концептов языкового сознания правомерно проводить в русле лингвокультурного и лингвокогнитивного подходов, которые не являются взаимоисключающими, а напротив, дополняют друг друга: концепт как ментальное образование в сознании индивида связан с концептосферой социума, т.е. в конечном счете, с культурой, а концепт как единица культуры есть фиксация коллективного опыта, который становится достоянием индивида. Каждая лингвокультурная система уникальна по-своему, для нее характерны специфические концепты.

2) Лингвокультурный концепт понимается нами как многомерное ментальное образование, в составе которого выделяются, образно-перцептивная, понятийная и ценностная стороны, как оперативная, содержательная единица памяти, концептуальной системы и языка мозга. Этнокультурный концепт представляет собой элемент языковой картины мира, отраженной в психике представителя того или иного этноса. Культурные концепты являются коллективными содержательными ментальными образованиями, фиксирующими своеобразие той или иной культуры. Выделяются также когнитивные концепты, представляющие собой индивидуальные содержательные ментальные образования, структурирующие и реструктурирующие окружающую действительность.

3) Основные признаки концепта как лингвокультурологической категории, могут быть сформулированы следующим образом:

- универсальность, общность, абстрактность представления о чем-либо;

- тождественность понимания реципиентами, обладающими общим менталитетом;

- культурно-этическая, историко-культурологическая значимость для носителей языка;

- способность воздействовать на формирование концептосферы в рамках коллективного сознания;

4) Структура концепта представляет собой ядро, состоящее из понятийной и ценностной составляющих, и компоненты периферии (социально-культурные, этнические и личностные). Языковая объективация лингвокультурного концепта может осуществляться на всех уровнях языка (включая экстралингвистические апелляции).

5) Концепт «власть» понимается нами как лингвокультурный феномен, относящийся к универсальным базовым концептам человеческого сознания, однако обладающий этнической спецификой. Несмотря на имеющиеся проведенные исследования, посвященные данному концепту в русском и английском языках, его нельзя считать до конца изученным и стркутурированным: описания его носят фрагментарный характер, отсутствует системное и полное представление его языковой репрезентации, что дает возможность дальнейшего его изучения.

  1   2   3   4   5   6   7   8

Добавить документ в свой блог или на сайт

Похожие:

-
Лучше власть над самим собой, чем тысячелетняя власть над другими людьми и вещами 236

-
Лучше власть над самим собой, чем тысячелетняя власть над другими людьми и вещами 236

Курсовая работа по теории и методике обучения географии наглядность на уроках географии
Введение Тема моей курсовой работы “Наглядность на уроках географии”. Я работаю в школе 5 лет и считаю данную тему актуальной и современной....

I. Информационный ключ к истории (индивид и общество) Глава Информационный...
Введение. В поисках «единого принципа»

Власть способность и возможность одних оказывать определяющее влияние...
Власть — способность и возможность одних оказывать определяющее влияние на действия и поведение других

Власть и режим
Государство, как основной политический институт. Понятие, происхождение и функции государства. 3

Урок 42 Политика и власть
Цель: дать учащимся представление о политической сфере и политических институтах

Это наша с тобой территория!
Территориальное общественное самоуправление (тос) механизм, который объединяет власть и жителей города

Курсовая работа по дисциплине «Сети ЭВМ и Средства Телекоммуникаций»
Данная курсовая работа посвящена организации потокового вещания видео в браузер средствами html5

Курсовая работа по дисциплине «Сети ЭВМ и Средства Телекоммуникаций»
Данная курсовая работа посвящена организации потокового вещания видео в браузер средствами html5

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
odtdocs.ru
Главная страница