Литература и учебные пособия будут размещаться в разделе Разная литература




НазваниеЛитература и учебные пособия будут размещаться в разделе Разная литература
страница6/37
Дата публикации17.03.2013
Размер6.76 Mb.
ТипЛитература
odtdocs.ru > Философия > Литература
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37
продолжение книги...

Педагогические взгляды французских материалистов XVIII века (Гельвеций, Дидро)


Н.А.Константинов, Е.Н.Медынский, М.Ф.Шабаева, "История педагогики"
"Просвещение", Москва, 1982 г.
OCR Detskiysad.Ru

вернуться в оглавление книги...

Краткая характеристика философских воззрений французских материалистов. Среди французских философов-просветителей наибольшей последовательностью в своих взглядах и боевым характером своих принципиальных позиций выделялись философы-материалисты. «В течение всей новейшей истории Европы, — писал В. И. Ленин, — и особенно в конце XVIII века, во франции, где разыгралась решительная битва против всяческого средневекового хлама, против крепостничества в учреждениях и в идеях, материализм оказался единственной последовательной философией, верной всем учениям естественных наук, враждебной суевериям, ханжеству и т. п.». Философы-материалисты решительно выступали против феодальных государственных учреждений и против церкви, выковывали острое идеологическое оружие французской революции. Сочинения Дидро, Гельвеция, Гольбаха запрещались, конфисковывались, подвергались публичному сожжению властями, сами авторы нередко преследовались, зачастую принуждены были эмигрировать в другие страны.
Французские материалисты были последовательными, активными борцами с религией, их атеистическое мировоззрение оказывало огромное влияние не только на современников, но и на последующие поколения. Церковь и религия являлись основной опорой феодализма, разрушение этой опоры было необходимым условием революции. Критика религии в это время, разъяснял К. Маркс, являлась предпосылкой всякой другой критики.
Философы-материалисты стремились доказать, что источниками религии являются невежество, рабство, деспотизм и обман масс священнослужителями. Священникам нет дела до просвещения народа, писали они, и чем масса менее просвещена, тем легче ее одурачить. В. И. Ленин высоко ценил атеистов XVIII века, талантливо, остроумно и открыто нападавших на религию, на поповщину. Однако они не понимали социальной сущности религии, не могли указать правильных путей борьбы с ней. Французские материалисты считали, что просвещение ликвидирует все суеверия. Наука, искусство, ремесла дают людям новые силы, оказывают им помощь в познании законов природы, которое должно привести их к отказу от религии.
Религия требуется феодальному правительству для того, чтобы легче управлять народом, но правительству справедливому, просвещенному, добродетельному не нужны будут лживые басни. Поэтому нельзя допустить, чтобы духовенство управляло школами, не должно иметь место преподавание религии в школе, необходимо введение таких предметов, которые приводили бы учащихся к познанию законов природы. Целесообразно установление и такого предмета, который учил бы основам нравственных норм поведения в новом обществе, таким предметом должен был быть курс морали.
Согласно учению французских материалистов в мире есть лишь материя, находящаяся в непрестанном движении, материя — физическая реальность. Они признавали всеобщее взаимодействие в природе и движении как естественное свойство материи. Но французский материализм не выходил за рамки механического понимания движения и носил метафизический, созерцательный характер.
Базируясь на сенсуализме Локка, французские материалисты признавали исходной точкой познания ощущения, получаемые из внешнего мира. По выражению Дидро, человек подобен музыкальному инструменту, клавишами которого являются органы чувств: когда природа нажимает на них, инструмент издает звуки — у человека появляются ощущения и понятия.
Будучи материалистами в своих воззрениях на природу, французские философы в объяснениях законов общественного развития стояли на позициях идеализма. Они утверждали, что «мнения правят миром», а раз так, то достаточно добиться изменения мнений, и все феодальные пережитки и религия отпадут, распространится просвещение, улучшится законодательство и водворится царство разума. Надо, следовательно, переубедить, перевоспитать людей, и характер общественных отношений будет в корне изменен. Поэтому французские материалисты считали воспитание средством изменения общественного строя. Они переоценивали и влияние среды, рассматривая человека как пассивный продукт окружающей его среды и воспитания. Они не понимали роли революционной деятельности людей, изменяющей как среду, так и их собственную природу. Не в том непоследовательность старого материализма, разъяснял Ф. Энгельс, что он признавал существование идеальных побудительных сил, а в том, что он остановился на них, не стремясь проникнуть дальше, дойти до причин, создавших эти силы.
Наибольшее значение имели педагогические взгляды французских материалистов Гельвеция и Дидро.

Педагогические взгляды Клода Адриана Гельвеция (1715—1771). В 1758 году вышла в свет знаменитая книга Гельвеция «Об уме». Власти осудили и запретили эту книгу, как направленную против религии и существующего строя. Книга была публично сожжена. Гельвеции уехал за границу и в это время написал новый труд — «О человеке, его умственных способностях и его воспитании» (издана в 1773 году).
Гельвеций отрицал врожденные идеи и, будучи сенсуалистом, полагал, что все представления и понятия у человека образуются на основе чувственных восприятий. Большое значение он придавал формированию человека под влиянием среды, общественно-политического строя, господствующего в стране. По словам Гельвеция, «новые и главные воспитатели юноши — форма правления государства, в котором он живет, и нравы, порождаемые у народа этой формой правления».
Он указывал, что феодальный строй калечит людей. Церковь портит человеческие характеры, религиозная мораль лицемерна и бесчеловечна. «Горе нациям,— восклицает Гельвеции,— которые доверяют попам воспитание своих граждан». Он считал, что наступило время, когда проповедь морали должна взять на себя светская власть. Поскольку существующая мораль построена на заблуждениях и предрассудках, на религии, должна быть создана новая мораль, вытекающая из правильно понятого личного интереса, т. е. такого, который сочетается с общественным интересом. Однако общественный интерес Гельвеции понимал с буржуазной позиции. Основу общества он видел в частной собственности.
Гельвеции считал необходимым сформулировать единую цель воспитания для всех граждан. Эта цель заключается в стремлении к благу всего общества, к наибольшему удовольствию и счастью наибольшего количества граждан. Надо воспитывать патриотов, которые в состоянии объединить идею личного блага и «благо нации». Хотя «благо нации» Гельвеции трактовал ограниченно, как буржуазный мыслитель, такое понимание целей воспитания имело исторически прогрессивный характер.
Гельвеции утверждал, что все люди в равной мере способны к образованию, так как они рождаются с одинаковыми духовными способностями. Это утверждение «о природном равенстве людей» проникнуто демократизмом; оно наносило удар по теориям современных ему дворянских идеологов, проповедовавших неравенство людей от природы, которое якобы обусловлено их социальным происхождением. Однако отрицание Гельвецием каких бы то ни было природных различий между людьми является неверным.
Гельвеции считал, что человек формируется только под влиянием среды и воспитания. При этом понятие «воспитание» он трактовал очень широко. Карл Маркс указывал, что под воспитанием Гельвеций «понимает не только воспитание в обычном смысле этого слова, но и совокупность всех условий жизни индивидуума...». Гельвеций заявлял, что «воспитание нас делает тем, чем мы есть», и даже более: «Воспитание может все». Как роль воспитания, так и среды он переоценивал, полагая, что человек является воспитанником всех окружающих его предметов, тех положений, в которые его ставит случай, и даже всех происходящих с ним случайностей. Такая трактовка ведет к переоценке стихийных факторов и недооценке организованного воспитания в формировании человека.
Гельвеций полагал, что схоластическая школа, где одурманивают детей религией, не может воспитать не только настоящих людей, но и вообще здравомыслящего человека. Требуется поэтому коренным образом перестроить школу, сделать ее светской и государственной и уничтожить монополию привилегированной касты дворян на образование. Необходимо широкое просвещение народа, надо перевоспитывать людей. Гельвеций надеялся, что в результате просвещения и воспитания будет создан человек, свободный от предрассудков, от суеверий, настоящий атеист патриот, человек, умеющий сочетать личное счастье с «благом наций».

Педагогические взгляды Дени Дидро (1713—1784).Виднейшим представителем французского материализма XVIII века был Дени Дидро. Его произведения были враждебно встречены властями. Как только вышла в свет его работа «Письма о слепых в назидание зрячим», Дидро был арестован. После освобождения из заключения он отдал все силы подготовке к изданию «Энциклопедии наук, искусств и ремесел». Энциклопедия, вокруг которой он собрал весь цвет тогдашней буржуазной интеллигенции, сыграла огромную роль в идеологической подготовке буржуазной французской революции.
Из всех французских философов-материалистов Дидро был наиболее последовательным: он страстно защищал мысль о неуничтожаемости материи, вечности жизни, великой роли науки.
Дидро придавал большое значение ощущениям, однако он не сводил к ним познание, а справедливо указывал, что большое значение имеет переработка ощущений разумом. Органы чувств — это только свидетели, суждение же есть результат деятельности разума на основе полученных от них данных.
Дидро высоко оценивал роль воспитания, однако в своих возражениях Гельвецию он не считал воспитание всемогущим. Он написал в форме диалога известное «Систематическое опровержение книги Гельвеция «Человек» (1773—1774).
Приведем одно характерное место:
«Гельвеций. Я рассматривал ум, гений и добродетель как продукт воспитания.
Дидро. Только воспитания?
Гельвеций. Эта мысль представляется мне все еще истинной.
Дидро. Она ложна, и в силу этого ее никогда не удастся доказать вполне убедительным образом.
Гельвеций. Со мной согласились в том, что воспитание имеет на гений и характер людей и народов большее влияние, чем это думали.
Дидро. И это все, в чем можно было согласиться с вами».
Дидро решительно опровергает положение Гельвеция, что воспитание может сделать все. Он считает, что воспитанием можно достигнуть многого, однако воспитание развивает то, что дала ребенку природа. Путем воспитания возможно развить хорошие природные задатки и заглушить дурные, но лишь в том случае, если воспитание будет учитывать физическую организацию человека, его природные особенности.
Положение Дидро о значении, которое имеют природные различия людей в их развитии, о необходимости считаться в воспитании с особенностями физической организации и психики ребенка заслуживают положительной оценки. Однако в силу ограниченности французской материалистической философии XVIII века Дидро ошибочно рассматривает человеческую природу как нечто неизменное, абстрактное. Между тем, как впоследствии установили основоположники марксизма, природа человека изменяется в ходе исторического развития, люди в процессе революционной практики изменяют свою собственную природу.
Дидро считал, что хорошие природные задатки имеются отнюдь не только у избранных; он, напротив, доказывал, что народ значительно чаще является носителем талантов, чем представители знати.
«Число хижин и прочих частных жилищ, — писал Дидро, — относится к числу дворцов, как десять тысяч к единице, и соответственно с этим мы имеем десять тысяч шансов против одного за то, что гений, талант и добродетель скорее выйдут из стен хижины, нежели из стен дворца».
При этом Дидро справедливо заявлял, что сплошь и рядом кроющиеся в народных массах таланты гибнут, так как дурной общественный строй лишает детей народа правильного воспитания и образования. Он был сторонником просвещения широких народных масс, признавал его огромную освободительную роль. По словам Дидро, «просвещение дает человеку достоинство, и раб немедленно почувствует, что он не рожден для рабства».
Так же как и Гельвеций, Дидро решительно критиковал французскую феодальную систему воспитания, подчеркивая, что начальные школы, находящиеся в руках духовенства, пренебрегают воспитанием детей из народа, а привилегированные средние школы классического типа воспитывают только отвращение к наукам и дают ничтожные результаты. Вся система обучения и воспитания негодна, «необходимо изменить до самого основания метод народного образования».
Необходимо, чтобы в школах обучались все дети, вне зависимости от их социальной принадлежности. Школы должны быть изъяты из ведения духовенства и сделаны государственными. Начальное образование должно быть бесплатным и обязательным, в школах следует установить общественное питание. Дети бедняков лучше знают цену просвещения, чем богатые. Дидро требовал решительной перестройки средней школы. Он выступал против засилья в средних школах классического образования, считал необходимым обеспечить в них преподавание на научных основах математики, физики, химии, естествознания, астрономии, настаивал на осуществлении реального образования.
В 1773 году Дидро по приглашению Екатерины II совершил поездку в Петербург и прожил там около года. Как известно, Екатерина в то время разыгрывала роль «просвещенного деятеля» и покровителя гонимых философов.
Дидро составил в 1775 году план организации в России народного образования на новых основах под названием «План университета для России» (подразумевая под университетом всю систему народного образования). Екатерина и не собиралась, конечно, проводить в жизнь план Дидро, он был чересчур радикален.

продолжение книги...

Педагогическая мысль и школа в период Французской буржуазной революции XVIII века


Н.А.Константинов, Е.Н.Медынский, М.Ф.Шабаева, "История педагогики"
"Просвещение", Москва, 1982 г.
OCR Detskiysad.Ru

вернуться в оглавление книги...

В 70—80-х годах XVIII века во Франции создалась революционная ситуация.
В недрах феодального общества выросли и созрели формы нового, капиталистического уклада. Однако феодально-абсолютистский режим задерживал развитие капитализма, сельского хозяйства, промышленности и торговли. Французская буржуазная революция 1789—1794 годов была решительной схваткой «третьего сословия» с феодализмом. Она разрушила феодально-абсолютистский строй и расчистила почву для капиталистического развития. Хотя в исторических условиях своего времени французская буржуазия XVIII века выступала как передовой, революционный класс, только народные массы придали революции ту силу и размах, без которых была невозможна ее победа. Народ был главным действующим лицом революции, ее движущей силой. Народ вынес на своих плечах всю тяжесть борьбы с феодальной контрреволюцией, он двигал революцию вперед; творческое участие народных масс в революции сказывалось во всем, в том числе и в области народного образования. Народные массы были заинтересованы в организации просвещения, они тянулись к знаниям. В продолжение многих столетий феодалы и духовенство держали народ в темноте и невежестве. Еще в 1790 году 53% мужчин и 73% женщин во Франции были неграмотны.
Вопросы школьного строительства на новых основах вызывали всеобщий интерес. На выдвигаемые в этой области проекты и предположения прямое воздействие оказывали идеи французских просветителей (Руссо в особенности) и французских материалистов (Гельвеций, Дидро). Вокруг проектов реорганизации народного образования шла острая классовая борьба.
Представители прогрессивной тогда буржуазии выдвинули в период 1789—1794 годов ряд передовых идей в области народного образования. Однако они почти не были осуществлены. После контрреволюционного переворота 9 термидора (27 июля 1794 г.), когда к власти пришла крупная реакционная буржуазия, утвердилась та система народного образования, которая отвечала ее интересам.
Трудящиеся были лишены в это время тех немногих завоеваний в области народного просвещения, которые были все же достигнуты в годы революции.
Наиболее прогрессивными проектами по реорганизации народного образования, созданными во время буржуазной французской революции, были проекты Кондорсе и Лепелетье.

Проект Кондорсе. Жан Антуан Кондорсе (1743—1794) был видным философом, экономистом, математиком, физиком, а также одним из руководителей партии жирондистов. Он представил свой проект в организованный Законодательным собранием Комитет общественного образования.
Кондорсе провозгласил, что образование народа — это обязанность государства по отношению ко всем без исключения гражданам; обучение должно быть всеобщим и бесплатным на всех школьных ступенях, равным для молодежи обоего пола; преподавание религии должно быть отменено.
Кондорсе предлагал следующую школьную систему:
1) Первичная (начальная) школа с четырехлетним курсом. В нее обязаны поступать все мальчики и девочки без различия сословий и профессии родителей. Эти школы открываются во всех местах с населением в 400 человек. Программа обучения: чтение, письмо, элементарные сведения по грамматике и арифметике, начатки геометрии, знакомство с сельским хозяйством и ремеслами, с общим состоянием производства в стране. Кроме того, в них изучаются основы общественного строя и морали. Иначе говоря, в школе всеобщего обучения намечалась широкая общеобразовательная программа и трудовое обучение.
2) Школа второй ступени (вторичная) с трехлетним курсом. В нее поступают оканчивающие первичную школу. Вторичная школа открывается в каждом городе или округе, насчитывающем не менее 4000 жителей. Программа обучения: математика, естествознание, элементарные сведения по торговле, принципы морали и обществоведение. Каждая школа должна иметь библиотеку и кабинеты с моделями машин, с коллекциями по естествознанию, с набором ремесленных инструментов, приборы для метеорологических наблюдений.
3) Институты—учебные заведения с пятилетним курсом, где завершается среднее образование и молодежь получает некоторую профессиональную подготовку для непосредственного участия в жизни. Кондорсе предлагал открыть лишь 110 институтов на всю страну, т. е. этот вид образования оставался фактически недоступным для народа. В институтах, по мнению Кондорсе, изучают науки, полезные каждому человеку и гражданину вне зависимости от профессии, и определенные профессиональные знания по сельскому хозяйству, по механике, военному делу, медицинские сведения.
4) Лицеи — высшие учебные заведения (одиннадцать на всю Францию) — учреждаются взамен схоластических университетов, являвшихся оплотом феодальной реакции для избранных, для верхушки буржуазного общества.
Таким образом, Кондорсе выдвигал в своем проекте идею единой светской школы, в которой все школьные ступени взаимосвязаны друг с другом административно и программно, ибо институты управляют школами своего департамента, а лицеи — институтами своего округа. Всей же системой учебных заведений должен руководить Национальный институт наук и искусств — административный и исследовательский центр.
Обосновывая свою систему, Кондорсе указывал, что человеческий разум способен под влиянием образования к бесконечному развитию, что от успехов науки зависит движение человечества вперед.
Проект Кондорсе был в целом прогрессивен, но в ряде его положений отражены не интересы народа, а интересы восходящей буржуазии.
Так, Кондорсе ничего не предлагал для решения вопроса о материальном обеспечении учащихся, а в то время малоимущие родители не имели возможности учить детей и содержать их, не включая в трудовую жизнь. Вместо религии был введен курс буржуазной морали, который должен был закрепить основные нормы поведения в новом, буржуазном государстве.
Но в проекте Кондорсе выражены и передовые требования: исключено изучение религии, отстаивается реальная школа, подчеркивается большое значение физико-математических наук, признано равенство мужчин и женщин в области образования.
Проект Кондорсе был заслушан в Законодательном собрании, но не был там принят. Его передали в Конвент.
30 мая 1793 года Конвент принял декрет, в основу которого был положен проект Кондорсе. По этому декрету признавалась обязанность государства давать знания, необходимые всем гражданам в пределах начальной школы, но ничего не говорилось о бесплатности и обязательности обучения, о равенстве полов в правах на образование, о светском характере обучения. Начальные школы намечалось открывать в населенных пунктах с числом жителей от 400 до 1500. Таким образом, жирондисты сами отказались от многих прогрессивных идей проекта Кондорсе.

Проект Лепелетье. Когда жирондисты были изгнаны из Конвента, власть полностью перешла к якобинцам, наиболее революционной в то время партии. Якобинцы провели ряд мер, отвечающих требованиям народных масс (борьбе со спекуляцией и др.), по-иному поставили и вопросы народного образования. Комитет общественного образования был переизбран. В это время большой популярностью пользовался проект Лепелетье, который с энтузиазмом был встречен «Якобинским клубом», парижскими секциями, положительно оценен многими депутатами Конвента. Этот успех объяснялся двумя обстоятельствами: во-первых, Лепелетье, учитывая слабые стороны проекта Кондорсе, стремился в соответствии с желанием трудящихся сделать образование доступным народу, во-вторых, личностью самого автора. Хотя Луи Мишель Лепелетье (1760—1793) принадлежал к аристократической семье, он по искреннему убеждению примкнул к якобинцам и голосовал за казнь короля, за что был убит офицером королевской гвардии.
После смерти Лепелетье составленный им проект был представлен братом в комиссию по подготовке нового закона об образовании, во главе которой стоял вождь якобинцев Робеспьер. В проекте Лепелетье, этом наиболее прогрессивном документе своего времени, ясно выражено желание установить подлинную общедоступность школы и всемерно прийти на помощь «гражданам-пролетариям, единственное достояние которых заключается в труде». «Бедный ребенок, — писал Лепелетье, — вы ему предлагаете образование, но прежде дайте ему кусок хлеба». Именно с этих позиций он остро критиковал проект Кондорсе. В этом проекте, указывал Лепелетье, всеобщее начальное образование лишь декларировано, на самом же деле следует обеспечить возможность получить это образование малоимущей части населения.
Лепелетье, горячий последователь французских просветителей, отстаивал решающую роль воспитания в деле создания нового человека. С этой целью он предлагал организовать дома национального воспитания, которые содержатся на средства государства, в них получают подготовку все дети: мальчики с 5 до 12 лет и девочки с 5 до 11 лет. Эти «дома» с контингентом до 600 детей должны организовываться по одному на район в городах и по одному на кантон в деревнях. Следуя за Руссо, Лепелетье считал, что помещенные в интернатах дети будут изолироваться от нежелательного влияния среды. «Дома» могут быть размещены в конфискованных дворянских замках и зданиях монастырей. Одним из источников для их содержания должен быть прогрессивный подоходный налог, тогда «дети бедных будут воспитываться за счет богатых». Кроме того, производительный труд самих детей будет дополнительным источником средств на содержание «домов».
В «домах национального воспитания» должно быть обращено внимание на физическое воспитание детей, но не следует все ограничивать только гимнастическими упражнениями, необходимо планомерно организовать физический труд на полях и в специальных мастерских. Обслуживающего персонала в «домах» не должно быть: делать все будут сами дети. Работа закаляет тело, укрепляет мышцы и, самое главное, воспитывает «благоприятную привычку к труду».
Лепелетье выдвигал и широкую программу умственного образования: в «домах» должны изучаться письмо, счет, элементы геометрии, мораль, общественное устройство (изучение «Декларации прав человека и гражданина»), рассказы из истории свободных народов и французской революции, основы сельского хозяйства и домоводства.
В итоге, по мнению Лепелетье, будет подготовлено новое молодое поколение, новые граждане, «сильные, трудолюбивые, дисциплинированные и честные», горячие патриоты.
Проект Лепелетье был, несомненно, революционным и демократическим, но в то же время он являлся мелкобуржуазной утопией. Лепелетье рассчитывал, что организация «домов национального воспитания» осуществит «революцию, кроткую и мирную», исправит пороки общественного неравенства путем воспитания бедноты на средства богачей, что было утопичным. И в то же время проект Лепелетье намечал пути решительной демократизации образования в интересах народа.
В Конвенте проект был подвергнут критике; в частности, указывалось на те трудности, которые возникнут при его реализации. 13 августа 1793 года проект Лепелетье был принят, однако со следующей поправкой: помещать детей в «дома национального воспитания» не обязательно, наряду с «домами» следует открывать школы и для приходящих детей. Но и это решение было отменено в октябре того же года. Судьба проекта Лепелетье свидетельствует о том, что широкие начинания Конвента во многих областях, в том числе и в области народного образования, не доводились до конца. В. И. Ленин объясняет это тем, что Конвент для проведения этих мероприятий «не имел должной опоры, не знал даже, на какой класс надо опираться для проведения той или иной меры».
Не был решен и практический вопрос о развертывании сети начальных школ. Хотя в декабре 1793 года Конвент принял декрет об обязательном начальном образовании, но к середине 1794 года вместо намеченных к открытию 23 тысяч школ функционировало лишь 8 тысяч.

Школа в период термидорианской реакции. Педагогические идеи Гракха Бабёфа. После переворота 9 термидора то немногое, что было достигнуто в области народного образования, подверглось отмене со стороны новых властей. Так, в конце 1794 года была отменена обязательность начального обучения, а через год и его бесплатность.
При этом подчеркивалось, что большей части молодых граждан не следует стремиться к более широкому образованию. Разрешено было открывать частные школы, обслуживавшие детей буржуазии. Среднее образование давалось в так называемых центральных школах (одна на 300 тысяч жителей). В программе этих школ, готовивших детей буржуазии к «промышленной деятельности», было уделено большое внимание реальным знаниям: физике, математике и естествознанию.
В это же время открылась знаменитая высшая Центральная школа общественных работ, вскоре переименованная в Политехническую школу, которая сыграла позже выдающуюся роль в деле развития физико-математических наук.
Вся школьная система перестраивалась таким образом, чтобы ограничить образование для детей из народа.
В период термидорианской реакции усилилось недовольство трудящихся сложившейся обстановкой. В 1795—1796 годах группа революционеров во главе с Гракхом Бабёфом стала готовить восстание («Заговор равных») с целью свержения Директории и восстановления конституции 1793 года. Бабёф ставил задачей добиться полного социального равенства граждан. По словам Энгельса, Бабёф сделал заключительные выводы из идей французской демократии периода революции.
Бабёф и его последователи ставили целью установление коммунистического строя в результате революционного захвата власти. Однако они представляли себе будущий строй как уравнительный коммунизм: Комитет, подготовлявший восстание, разработал и ряд педагогических вопросов, связанных с воспитанием нового человека. Правильно организованное воспитание рассматривалось Комитетом как основа социального равенства. Воспитание должно быть национальным, охватывать всех будущих граждан, оно должно быть организовано новой государственной властью, быть подлинно всеобщим и равным, т. е. одинаковым для всех детей. Основная задача воспитания — развить горячий патриотизм, любовь к революционному отечеству. Новые люди будут широко умственно образованы и хорошо физически развиты. В сельских местностях должны быть организованы «воспитательные коммуны», где дети будут изолированы от общества и вырастут настоящими гражданами-коммунистами.
Однако у Бабёфа наряду с очень ценными идеями имеются ошибочные положения, явившиеся результатом исторической ограниченности его воззрений. Он не понимал значения промышленности, роли пролетариата, отрицательно относился к городу, недооценивал значения науки в развитии общества.
Педагогические воззрения Бабёфа и предложения Комитета «Заговора равных» по вопросам воспитания сложились под большим влиянием Руссо и Лепелетье.
Педагогические идеи, выраженные в ряде проектов по реорганизации народного образования в период французской буржуазной революции 1789—1794 годов, оказали огромное влияние на развитие прогрессивной педагогической мысли в ряде стран мира, но, победив, буржуазия отказалась от всего подлинно передового, что содержалось в этих проектах.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Похожие:

Учебная литература
Н. Я. Дмитриевой, А. Н. Казакова которая обеспечена учебником (Н. Я. Дмитриева, А. Н. Казаков Окружающий мир: Учебник для 2 класса:...

Литература, социализация и изо тема: «Золотой луг»
Конспект интегрированной непосредственной образовательной деятельности художественная литература, социализация и изо

Литература и учебные пособия будут размещаться в разделе Разная литература icon1. всемирная история. История древнего мира. Античность
Рунете. Кроме раздела "History", в библиотеке Максима Мошкова есть и другие, в которых выставляются исторически ценные тексты например,...

В драматургии крымских татар
Литература крымских татар, проживающих в Румынии, пережила несколько стадий развития. От полусонного состояния первых лет в эмиграции,...

Литература и учебные пособия будут размещаться в разделе Разная литература iconУчебной дисциплины (модуля) Наименование дисциплины (модуля) Методика...
«Отечественная филология (Русский язык и литература)», «Преподавание филологических дисциплин (Русский язык и литература)»

Новинки апреля. Литература литература. Программа с cd-диском. 5-9...
Литература. Программа с cd-диском. 5-9 кл., Москвин Г. В., Пуряева Н. Н., Ерохина Е. Л. (Издательство «Вентана-Граф»)

Учебники, учебные пособия учебный год

Литература 70 (2)

Литература Коровина В. Я

Литература икб

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2013
контакты
odtdocs.ru
Главная страница